Закулиса

Корпоративная Россия

В РФ строят сетевое правительство: госкорпорации плюс Минфин

Тихой сапой идет реальная “административная реформа” - вторая за три года. За последние месяцы в стране появилось около десятка “отраслевых” госкорпораций, уставные капиталы которых пополняются из бюджета. Одновременно стали распечатывать пресловутый стабфонд и создавать различные государственные фонды, куда из ранее неприкосновенной “федеральной кубышки” закачиваются миллиарды у.е. Многие из фондов созданы в форме тех же госкорпораций. Что бы это значило?..

СИНДИКАТ-2008


На данный момент законодательно закреплено создание следующих госкорпораций: Банк развития, “Роснанотех”, Фонд содействия реформированию ЖКХ, “Олимпстрой” (для благоустроения сочинской Олимпиады-2014), “Росавтодор”, “Росрыбфлот”, “Росатом” (продукт акционирования атомной промышленности), “Ростехнологии” (результат акционирования ФГУП “Рособоронэкспорт”). Повторим, что это только те супермонстры, которые создаются именно в форме госкорпораций. Будут и другие. А есть еще отраслевые холдинги с доминирующим госучастием, да и ФГУПов все больше...

Кстати, что такое госкорпорация? Поправку к закону “О некоммерческих организациях” с введением этой новой организационно-правовой формы приняли еще восемь лет назад. Госкорпорация - это АО, но с получением в собственность федерального госимущества. В этом ее коренное отличие от ФГУПа, распоряжающегося такой собственностью только на правах оперативного управления. Короче, имущество госкорпорации перестает быть государственным, к тому же ни она не отвечает по обязательствам РФ, ни государство не отвечает по ее обязательствам. Контрольный пакет в этих “образованиях” формально принадлежит государству, однако особый статус госкорпораций, создаваемых специальным законом, позволит им выйти из-под прямого контроля правительства.

По мнению многих экспертов, в России создается абсолютно новая модель власти - “сетевое” правительство: деньгами распоряжаются многочисленные госкорпорации, не контролируемые не то что министерствами, но и правительством в целом. “Рулить” бюджетным процессом ГК будут под надзором Минфина, “контролирующего” расходование средств. Правительство же будет надзирать в основном за расходованием средств, направляемых на социальные проекты.

Напомним, что еще полгода назад, при формировании трехлетнего бюджета, законодатели приняли правительственные поправки к Бюджетному кодексу и, по сути, отдали страну на три года Минфину - “на распределение”. Эти изменения свели парламентское участие в бюджетном процессе к чисто ритуальному действу, фактически отстранив Думу от участия в формировании социально-экономической политики. Важнейшие вопросы будет решать даже не правительство, а Минфин, забравший практически все финансовые полномочия, тогда как роль законодателей и в процессе формирования бюджета, и в контроле за бюджетными деньгами сводится к чисто декоративной. Бюджетный кодекс меняется радикально, причем в условиях, когда госбюджет стали в пожарном порядке принимать в трех чтениях да на три года сразу, а затем лихорадочно править... В первом чтении Дума теперь будет утверждать макроэкономические показатели, объем межбюджетных трансфертов и объем публичных обязательств государства (к последним относятся и социальные выплаты). Это означает, что парламент более не сможет обсуждать ни прогноз социально-экономического развития страны, ни объем валового продукта, ни даже уровень инфляции, а масштабные госпрограммы будут утверждаться как целевая статья расходов - сразу. Ну а после того как проголосовали, можно сколько угодно обсуждать, каким образом та или иная цифра появилась...

Другие поправки бюджетного законодательства, спешно принятые после весеннего послания президента парламенту, ввели новый порядок формирования стабфонда с его разделением на “резервную часть” и “фонд будущих поколений”.

В довершение всего с 2008 года вступают в силу поправки к Гражданскому кодексу, разрешающие акционерным обществам, доля государства в которых не менее 75%, включать в фирменное наименование юрлица полные или сокращенные официальные наименования России (РФ), иностранных государств, коренные части этих названий плюс слова, производные от таких наименований. Делать это всем остальным фирмам запрещают: от нарушителей для начала потребуют внести изменения в устав и убрать, скажем, “РОС” или слово “федеральный” из названия организации. То есть мелочевка отсекается от бюджетного пирога даже на “лингвистическом” уровне.

МОДЕЛЬ ДЛЯ КРОЙКИ

Де-факто в России строится “корпоративное государство” нового типа: функция управления страной переходит к президентской команде “питерских правоведов” (а также экономистов). Если, конечно, этот круг заклятых друзей вообще можно назвать командой. На позапрошлой неделе выяснилось, что даже могущественный министр финансов Кудрин далеко не всесилен. Скандальный арест его зама Сергея Сторчака, коего пытаются обвинить в каких-то махинациях с госдолгом, “наложился” на недавний конфликт наркоконтроля и спецслужб с арестом одного из главных наркополицейских... Как бы то ни было, в прошлую пятницу Минфин оперативно перечислил в уставный капитал госкорпорации “Банк развития” 180 млрд рублей бюджетных денег (до сих пор сия негоция “федеральной бухгалтерией” успешно затягивалась), кои сразу стали размещать на межбанковском рынке.

Нынешнее размазывание средств “стабфонда” по создаваемым спешно десяткам госкорпораций с миллиардными бюджетами тревожит многих. Особенно с учетом того, что корпорации собираются выходить со своими акциями на фондовый рынок и осуществлять заимствования на внешних рынках. Эксперты строят предположения о возможном поведении компаний в случае так называемого корпоративного дефолта (невозврата фирмами набранных за рубежом кредитов), из-за чего их долги придется покрывать государству. Правда, к госкорпорациям это вряд ли относится. Формально, как мы помним, государство по их обязательствам не отвечает. Другое дело, что любой закон переменить можно - такое и на Западе случается...

О непрозрачности госкорпораций беспокоятся и некоторые “государевы люди”. Например, еще в декабре 2005-го на заседании московского Центра социально-консервативной политики (главный мозговой центр “единороссов”) глава Экспертного управления президента РФ Аркадий Дворкович предупреждал об опасности “нового госкапитализма” (“Солидарность”, № 2, 2006). И недавно повторил свои опасения. Далеко человек глядит... А Юрий Данилов, старший советник по экономике главы Федеральной службы по финансовым рынкам, в конце ноября на брифинге на тему инфляции и укрепления рубля сказал так: “Боюсь, что при нынешнем уровне эффективности этой формы и качества корпоративного менеджмента, который есть в существующих госкорпорациях либо будет в создаваемых, потери денег там могут быть очень большие. Более того, деньги эти могут уйти по таким каналам, что эти процессы будут негативно воздействовать и на потребительские цены”.

Зато первый вице-спикер последней Госдумы Олег Морозов уверен в невозможности финансового кризиса в России, аналогичного дефолту-1998: второй раз на те же грабли не наступают. “Во время первого дефолта были предпосылки - обесценивание рубля, снижение цен на нефть, нищий бюджет, - заявил он прессе в конце октября. - Но сегодня другая ситуация: рубль укрепляет свои позиции, цена нефти растет, и нет ни одного признака возникновения дефолта. У нас “перегрелся” финансовый рынок, и банки почувствовали угрозу финансовой устойчивости. Такая опасность есть, но ситуация поддается регулировке”.

В завершение - один штришок. Михаил Фрадков в бытность премьером сообщил об особенностях госкорпорации следующим образом: “Да туда многие стремятся, там лучше, чем в правительстве, потому что люди на большую зарплату идут, а заниматься будут тем же, чем и мы в правительстве, и воровать не надо!” Как говорил герой одного старого советского фильма, А НАДО ВЕРИТЬ!..

Вадим БАРАБАНОВ


КОММЕНТАРИЙ
Виктор МИНИН, гендиректор Центра регионального развития:


- Вместе с выработкой новой идеологии в России перестраивают и систему управления страной. Президенту надо не снимать противоречие “уйти или остаться”, а решать вопрос “как жить дальше?”. Народу все равно, кто рулит, - ему важно, что предложат лидер и команда. У Путина есть все для того, чтобы быть реальным лидером, а не формальным, не техническим. Путин уже перерос саму должность президента как “менеджера”, потому и идет поиск новой модели - национальный лидер и т.п. Под руководством “и.о. царя” - Путина - рулит административная власть (те губернаторы и мэры, которых он поставил либо переназначил), госкорпорации управляют собственностью в союзе с премьером, финансами будут управлять банки под руководством команды президента и тоже через корпорации нового типа, с контрольным госпакетом. Такова, вкратце, система управления страной.

Если подробнее - осуществляется переход на ручной режим управления страной в условиях глобального финансово-экономического кризиса. Вертикаль власти уже под полным контролем Путина, но помимо этого нужно взять собственность под полное ручное управление (это госкорпорации), плюс взять под контроль финансовую систему. Это будет сделано в ближайшие несколько месяцев - в ходе мирового финансового кризиса почти все банки обанкротятся, а сама банковская система претерпит радикальную трансформацию. То есть будет примерно, как в СССР: 7 - 9 крупнейших банков под контролем государства (ну а прочие не в счет).

В этом смысле госкорпорации выполняют важнейшую задачу, а остальное зависит от самих людей, от кадров. Эта форма может быть использована - частично - и для расхищения денег и собственности. Но стратегически эта система создается для ручного управления на переходный период. Старая система управления не может эффективно функционировать в переходный период. Поэтому приходится комбинировать и строить госсистему управления, в которую встроен частный интерес. Естественно, на этом этапе КПД очень низкий, но другого адекватного способа управлять просто нет. Госкорпорации - это долгосрочный проект, это система контроля и управления крупнейшими кусками собственности и объектами со стороны и в интересах государства. А здесь уже, естественно, в зависимости от сознания людей, которые участвуют в этом, зависит и КПД использования как финансовых ресурсов, так и самой собственности.

Настоящие кандидаты в новую элиту будут не воровать, а строить новые структуры и искать новые принципы действия. В основе этой системы - создание суперкорпораций нового типа, основанных на новом принципе действия. Сейчас перед нами начало этого процесса: кристаллизация, концентрация и отбор кандидатов в новую элиту. Тот, кто будет концентрироваться на воровстве, вне зависимости от степени близости к Путину, будет отсеиваться либо пойдет “на переподготовку”. Ведь скандалы в силовых элитах в последнее время - очень тревожный признак: у нас, грубо говоря, воины как превратились в торговцев, так и не могут до сих пор изменить свое сознание.

Питерские чекисты, кстати, рулят в этот переходный период неслучайно. Они были наиболее эффективны все последние годы именно потому, что они бессистемные, нецелостные люди (патриотический западник - это как человек с двумя головами). Чекисты могут перехватить систему управления и добыть знания. Кроме того, спецслужбисты - профессиональные манипуляторы сознанием. Этот элитный слой почти в совершенстве освоил все современные манипулятивные технологии: и кагэбэшные, и олигархические, и бандитские. Чекисты - промежуточное явление, но считаю, что на этом этапе балансирования на грани хаоса они необходимы.

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика