Здравоохранение

Дизентерия на фабрике “Нестле”

По сообщению СМИ, санитарные врачи с 14 июня приостановили и работу завода “Нестле” по производству мороженого, и работу миницехов в гипермаркетах “Ашан” в городе Жуковском (Московская область). По данным Госсанэпиднадзора, причиной стала вспышка дизентерии среди работников этих предприятий. Из 24 сотрудников компании “Нестле” с подтвержденным диагнозом “дизентерия” госпитализированы пятеро. В “Ашане” тот же диагноз подтвержден у 42 человек, госпитализированы шестнадцать.

ЧТО БЫЛО В ТИМАШЕВСКЕ


Любопытно, что это уже не первый случай кишечных заболеваний среди работников “Нестле” в России. Как рассказал нам председатель профкома хладокомбината “Нестле” в Тимашевске Анатолий Шульга (уволен в феврале 2004 года и до сих пор не восстановлен*), в 2003 году едой из заводской столовой отравились двадцать человек в ночной смене, причем семеро из них провели на больничном от 7 до 14 дней. В момент проявления отравления эти работники были нетрудоспособны. К пострадавшим вызвали скорую помощь и предложили госпитализацию в больнице (находящейся в 30 км от города). Но все отказались и попросили отвезти их домой, а утром обратились к врачу.

Узнав о случившемся, Анатолий Шульга был готов применить адекватные меры к администрации, но сами работники попросили его не поднимать шум. “Все они были контрактники, боялись потерять работу, - рассказывает Шульга. - Их просто вызвали в кабинет и сказали, что уволят за прогул, так как они без уважительной причины отсутствовали на рабочем месте более четырех часов. Им сказали: “Вы отказались от госпитализации и поехали домой, значит, вы были здоровы и не хотели работать. Будете обращаться в суд - контракт с вами не продлят. Если что-то не нравится, вас здесь не задерживают, за воротами очередь мечтающих у нас работать. В объяснительной записке укажите, что отравились тортом, принесенным из дома по случаю дня рождения”. Дня рождения в ту смену ни у кого не было...”

В результате никакой информации в СМИ о том случае не появилось, словно ничего и не произошло. По словам Шульги, приехавшая на место СЭС не обнаружила каких-то существенных нарушений, и администрация отделалась небольшим штрафом. А чуть позже, вместо того чтобы ликвидировать опасные условия труда на фабрике, на которые неоднократно обращал внимание профсоюз, компания предпочла уволить неосвобожденного председателя профкома. Тем не менее коллектив поддерживает Анатолия Шульгу, а сам председатель не намерен сдаваться (идет судебное разбирательство; он требует восстановления на работе). И колдоговор по-прежнему действует. В частности, в заводской столовой удается осуществлять неофициальный общественный контроль над качеством приготовления пищи, и руководство столовой учитывает претензии работников.

Анатолий Шульга не видит ничего удивительного в заболевании на фабрике “Нестле” в Жуковском. Там нет профсоюзной организации, а значит, некому реально контролировать состояние охраны труда и качество питания людей.

Он привел в пример ситуацию на собственном предприятии, где одними и теми же помещениями - душем, раздевалкой, столовой и коридорами - пользуются как работники, раз в три месяца проходящие медосмотр, так и те, кто его не проходит (служащие, производящие тару для продукции, и охрана). О том, что любой из этих двух категорий работников может стать источником инфекции, администрация не задумывается. “Кроме того, меня - председателя профкома и председателя комиссии по охране труда - не пропускают в производственную зону, чтобы я мог проверить, в каких условиях работают люди, насколько обеспечена безопасность труда, каковы гигиенические условия на рабочих местах, - говорит Шульга. - Я допускаю, что в Жуковском такая же картина, так как на всем этом администрация экономит. Можно сделать вывод, что “Нестле” стремится к минимуму побочных расходов, и если работники готовы это терпеть, компания не станет на них тратиться”.

Шульга рассказал также, что в 2001 году на жуковском предприятии “Нестле” трудовому коллективу удалось провести забастовку. Работники требовали повышения зарплаты и улучшения условий труда. После акции администрация всеми возможными способами избавлялась от наиболее активной части трудящихся. Например, главный организатор забастовки был переведен в Тимашевск, где ему предложили должность начальника цеха мороженого (в Жуковском он был простым оператором). А с кем-то просто не продлили контракт.

“Если есть хоть малейшая возможность заблокировать профсоюз, администрация компании тут же это делает, - говорит Шульга. - Исключение составляет, пожалуй, только самарское предприятие “Нестле”, где очень сильная профсоюзная организация и у большинства заключены бессрочные договоры”.

ПРОФСОЮЗНАЯ ГАРАНТИЯ

Его слова подтвердил представитель IUF - Международного профсоюза пищевиков - в России Кирилл Букетов: “Два года назад на фабрике “Нестле” в Жуковском была попытка создать профсоюзную организацию, которую тут же блокировала администрация. В настоящее время коллективный договор на предприятии не заключен. На фабрике высокая текучесть кадров, что мешает обучить работников правилам трудовой гигиены, так как для этого нужно определенное время. Между тем работа на пищевом производстве требует постоянных сотрудников, которые хорошо знакомы с санитарными и гигиеническими нормами”.

Опасность сложившейся вокруг “Нестле” ситуации Кирилл Букетов видит в том, что в отсутствие общественного контроля случаи, когда инфицированные работники, даже не подозревая о своей болезни, продолжали выпускать пищевую продукцию, могут неоднократно повторяться. И тем самым любая инфекция через пищу выйдет за пределы предприятия. Хотя случаи заражения мороженым, к счастью, пока не известны, исключать такую возможность нельзя. Второе - пока нет организации, осуществляющей общественный контроль над охраной труда и соблюдением гигиенических и санитарных норм, сами работники постоянно рискуют своим здоровьем. И наконец, когда тщательно скрываемый скандал выплывет наружу, многие рабочие могут просто лишиться рабочих мест, так как производство будет полностью или частично свернуто.

“Истинный контроль безопасности пищевых продуктов невозможен без участия рабочих, которые их производят, - считает Букетов. - Но на многих предприятиях администрация “Нестле” отказывается от диалога с профсоюзами, что означает пренебрежение не только своими работниками, но и безопасностью продукции в глобальном масштабе. “Нестле” необходимо обеспечить нормальные условия для создания и функционирования профсоюзных организаций. Только таким образом можно гарантировать, что подобные ситуации не будут повторяться”.

Алексей РЕУТСКИЙ

*Подробнее - на сайте www.iuf.ru.


"А"-СПРАВКА

По данным газеты “Ведомости”, годовой оборот швейцарской компании “Нестле” - 64 млрд. долларов. В России она контролирует кондитерские фабрики “Россия”, “Алтай” и “Камская” (Пермь), производство питьевой воды “Святой источник” и “Чистая вода”, хладокомбинат в г. Тимашевске Краснодарского края и др. В 2002 году оборот компании в России составил 700 млн. долларов.


КОММЕНТАРИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ “НЕСТЛЕ”

Газета “Солидарность” попросила директора по внешним корпоративным вопросам российского представительства “Нестле Фуд” Дженнифер Галенкамп прокомментировать ситуацию на предприятии в Жуковском:


“На фабрике нет своей столовой (“Нестле” владеет заводом с 1996 года. - А.Р.), пока только рассматривается возможность ее организовать. До этого момента горячую еду заказывали у двух сторонних фирм (по информации сайта vesti.ru - в московском предприятии “ACS” и жуковском ООО “СТК”. - А.Р.). По предварительным данным СЭС, источник заболевания находится вне фабрики. СЭС проверила фабрику и не нашла нарушения санитарных и гигиенических норм. Возможно, что источник заболевания - привозная еда одной из компаний. Есть предположение, что причиной заражения в “Ашане” является та же самая компания, что привозит горячую пищу на фабрику “Нестле”. Но подтвердить это может только заключение СЭС.

У нас на фабрике нет никакого контакта рабочих с продукцией, мы полностью уверены, что наша продукция безопасна. Но мы решили перестраховаться и по собственному желанию закрыли фабрику с 14 июня. По рекомендации СЭС, продукция, выпущенная 5 июня и позже, в продажу не поступала. На данный момент вся продукция проходит проверку в СЭС. Пока мы не убедимся, что все в порядке, фабрика будет закрыта. Сейчас работники предприятия отпущены домой, причем медицинскую проверку проходит каждый, независимо от того, болен он или нет. С 5 по 14 июня фабрика работала. Первый факт, подтверждающий диагноз “дизентерия”, установлен только 10 июня. Фабрика работала после этого еще три дня, но отпускалась только продукция со склада, выпущенная до 5 июня, поскольку первый заболевший человек мог стать источником распространения инфекции начиная с 5 июня, хотя болезнь открыто не проявлялась”.

Интересно, что даты, приведенные информационным агентством РИА “Новости”, отличаются от того, что сообщила нам директор Дженнифер Галенкамп. По информации агентства со ссылкой на Госсанэпиднадзор, первый случай был зафиксирован 8, а не 10 июня. Объяснить нам это расхождение в датах никто в компании “Нестле” не смог.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика