Журналист меняет профессию

Полупроводник

Профессию проводника люди представляют по-разному. Кто-то видит в этой работе только романтику - красивую форму, долгую дорогу, встречи и расставания... Кто-то представляет “до синевы пьяного и чуть выбритого” человека в валенках и ушанке, который грязными руками разносит далеко не свежее белье и нелюбезно предлагает купить у него что-нибудь. А кто-то всю жизнь отдает этой работе, несмотря на небольшую зарплату и всякие трудности, такие незаметные со стороны... Корреспондент “Солидарности” Юрий КОЧЕМИН решил на собственной шкуре проверить, легок ли хлеб проводника, и по заданию редакции при содействии профсоюзных работников Роспрофжела подрядился проводником на поезде северного маршрута “Москва - Лабытнанги”.

ПО ТУНДРЕ, ПО ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ...


И вот я - почти проводник. Почти - потому что получить работу настоящего проводника можно только окончив трехмесячные курсы, сделав три-четыре поездки стажером, сдав экзамены, пройдя аттестацию... Короче, путь к профессии - неблизкий.

В Москве меня откровенно пожалели, как, в принципе, жалели и всю дорогу:

- Ложись-ка ты спать, - сказал начальник поезда Юрий Андреев, - а уж завтра приступишь к своим “обязанностям”. Но спорю, что “смену” не отстоишь. Сдашься. Ну ладно, как проснешься, приходи заступать. Проводники у нас работают по двенадцать часов. И поверь, в нашу профессию входит не только проверка билетов и разнос чая... - Юрий сделал многозначительную паузу. - В общем, приходи, получишь форму и полную инструкцию, а сейчас - марш спать.
И меня, несмотря на мои протесты, отправили. В четырехместном купе, где я ехал в гордом одиночестве, было чисто, тепло, и я заснул сразу же, как только голова коснулась накрахмаленной наволочки...

Проснувшись ни свет ни заря, часов в одиннадцать дня, я направился в штабной вагон. Юра уже давно меня ждал.

- Будешь работать в плацкартном вагоне, так что приготовься, там всякое бывает... Легкой работы не жди - это тебе не СВ и не купе! Порой пассажиры такое вытворят... Даже опытные проводники иногда в растерянности. Вот, к примеру, как-то во время посадки в Котласе в вагон незамеченным проник человек, только что освободившийся из зоны. Это обнаружили только при проверке билетов - у мужика, который “откинулся”, билета не оказалось. Бывший зэк начал “понтоваться”: “Плевал я на билеты, на кондукторов...” - даже в драку с проводником полез. Вот и пришлось, дернув стоп кран, его ссадить с поезда прямо в лесу. А до ближайшего поселка оттуда далековато было... Ну, вот тебе форма, примеряй.

Форма оказалась великовата, точнее, “верх” сидел почти идеально, а вот “низ” откровенно подкачал - штаны висели на мне мешком и спадали даже с ремнем. И вот в таком виде, но зато одетый по форме, под продолжающийся инструктаж от моего нового босса я направился к месту работы.

- Работа проводника включает в себя многое, - наставлял меня Юрий. - Мы - и психологи, когда надо успокоить кого-нибудь из пассажиров, и уборщики, и истопники... Список профессий, которыми должен владеть проводник, почти нескончаем.

- А права-то, кроме обязанностей, у проводников есть? - поинтересовался я.
Оказалось, прав у проводников не так много. Они, как в старом анекдоте, “имеют право хранить спокойствие и еще - сделать один звонок в колокольчик. Не помогает, зато легче на душе”. Зарплата - семь тысяч рублей. Столько платят за 21 день в месяц на поезде. Следующий 21 день проводнику положено отдыхать, но многие работают больше, иные находятся в рейсе и по полгода. Благо за сверхурочные фирма доплачивает.

- На нашу работу идут в основном люди из регионов, - говорит начальник поезда. - Там работать вообще негде. Приходится мириться со своим нелегким положением. Мы же теперь - акционерное предприятие (фирменный поезд “Полярная стрела” относится к ОАО “РЖД”. - Ю.К.), в случае чего нам говорят: “Не нравится - увольняйтесь! Других наберем”. А многие из наших отработали уже по 10 - 15 лет - ну куда им идти?..

ПРОВЕРКА “НА ПРОВОДНИКА”

- Ну вот, знакомься, - сказал Юра. - Твои наставники и теперь коллеги - Ирина и Николай Келлеры, наша семейная пара. Поступаешь в их распоряжение. А я зайду, проверю, как тебе работается.

Посидев несколько минут, начинаю спрашивать:

- А что нужно делать? А то сижу, а вроде как работать ехал...

- Вот именно что “вроде как”, - ворчит Николай, который уже сдал смену жене, но еще не ложился спать. - Дел-то по горло: надо подмести и помыть пол, туалеты, надо чай пассажирам предложить, показания приборов проверить, да и станция скоро - к посадке-высадке надо готовиться. Пол будешь при проезжающих чистить? По гордости не ударит? Ну, тогда я пошел за пылесосом.

Выслушиваю еще одну лекцию о правилах работы проводника. В этот момент возвращается Коля с пылесосом и вручает его мне, как переходящее знамя. Тем самым спасая от Иры, начинающей закипать от моей “непроходимой тупости”.

- Вот, приступай к уборке салона. Убирать надо три раза в сутки. Первую чистку ты проспал. Пассажиров не беспокой, не проси поднимать сумки. И давай пошевеливайся, скоро станция. Надо помыть поручни, произвести посадку-высадку, разместить пассажиров, собрать билеты, предложить постели, разнести чай, убрать в туалетах, успокоить особо буйных... И все это ты должен успеть один. Делать за тебя никто ничего не будет.

Услышав столь обширную программу на ближайшее время, я схватил пылесос, но, запутавшись в проводах и наступая на вещи пассажиров, вынужден был позвать Колю. Тихо проклиная судьбу, Коля помог распутать провода и успокоил граждан. А пассажиры вовсю... сочувствовали проводникам! Я же по неуклюжести все-таки кого-то задел ручкой пылесоса, спеша поскорее убраться: норматив - двадцать минут на весь вагон. Но... Я и дома не всегда мог спокойно управиться с пылесосом, а здесь, растерявшись от шуток пассажиров и собственной спешки, еще и расколол трубку пылесоса...

- Даже ругаться сил нет! - устало сказал Коля, не спавший уже сутки. - Да не смотри раззявив рот, подъезжаем к станции!

Отнеся пылесос в каптерку проводников, где и одному-то развернуться негде, я бросился за Ирой, которая пошла открывать вагон. Успел перехватить тряпку и нормально, как мне показалось, протер поручни. И опять - проводникам, которых мне самому уже становилось жалко, пришлось все переделывать...

Билеты мне, конечно же, проверить дали, что я сделал вполне удачно. Вернувшись в вагон, “мы, проводники” отправились собирать билеты. Это оказалось тоже довольно-таки трудным делом - я постоянно путался в номерах мест.

...К ночи я устал. Не дождавшись конца смены, часа на три раньше попрощался с ребятами, и сбежал к себе в купе, где меня и нашел начальник поезда.

- Ну что, ты уже все? И даже не пойдешь снег сбивать с ходовых частей вагона? Ну, конечно, - сказал он с наигранным презрением, - пусть этим на холоде занимаются наши девушки. Настоящие проводники!

Конечно же, я выскочил вслед за ним. На улице было не очень холодно, градусов пять-шесть мороза, но на тормозной колодке и на трубе, отходящей от туалета, уже намерзло. Откалывать лед приходилось ломиками, но аккуратно, чтобы ничего не повредить. Работа тяжелая, и потому немногочисленные мужчины-проводники помогали коллегам слабого полу, специально просыпаясь для этого даже не в свою “смену”. Только в два часа ночи мы ушли в вагоны. Поезд тронулся...

СТРАШИЛКИ

Конечно же, после такой “освежающей прогулки” спать не хотелось. Отдыхающие после смены проводники решили собраться в вагоне-люкс, я тоже пришел на посиделки. Выпили по паре чашек кофе, и я попросил девушек рассказать, что случалось с ними на этой работе. Сначала они стеснялись, но потом рассказы посыпались, как из рога изобилия.

- Еду как-то проводником в купейном вагоне, - первой начала рассказывать Ольга Орлова. - Ночью ко мне подходит пассажир и говорит, что сосед на верхней полке что-то разлил, и все испачкано... Пошла разбираться, включила свет - почти все купе в крови... Я разволновалась, а виновник переполоха лежит под одеялом и что-то там делает. Спрашиваю, что случилось, а он отвечает, что из носа кровь пошла, все уже нормально. А голос его начинает затихать. Срываю с него одеяло и чуть не падаю в обморок: оказалось, что он перепилил себе горло ножовкой, почти до конца! Потом я узнавала, он как-то выжил...

- А у меня был случай, - говорит Татьяна Дронина, - когда вот такой же псих, разбив окно, выпрыгнул из поезда на полном ходу. Перед тем ему казалось, что его преследуют, но мы вроде бы успокоили его. И вдруг слышу: что-то ка-ак грохнет! Вбегаю в купе - окно разбито, а того психа нет. Ну, я сразу остановила поезд, мы поискали-поискали - не нашли. Поехали дальше... Потом выяснилось, что он через несколько дней сам пришел на станцию. Вот такие бывают случаи у нас на железной дороге.

- Да что об ужасах рассказывать, - снова вступает в разговор Ольга, - такое бывает редко, чаще - просто курьезы. Вот недавно в моем плацкартном вагоне ехала молодая парочка, и на них стали жаловаться, что они прямо там, никого не стесняясь, сексом занялись. Я пришла к ребятам и предупредила, что высажу их на первой станции, если не прекратят. Так они, стервецы, стали ходить по вагону и подпаливать пятки спящим - мстили за то, что им помешали. Пришлось вызывать милицию...

...Много разных историй услышал я в ту ночь. Но будни проводников иногда не уступают этим “страшилкам”. Плохие условия работы на старых поездах (такие встречаются в основном вне Московской железной дороги), где в тесных купе проводников негде развернуться. Маленькая зарплата. Да еще “сумасшедший” приказ по МПС, согласно которому проводники должны практически забесплатно убирать, охранять и отапливать состав во время трехдневного перестоя между рейсами в Москве. Не защищены проводники и от произвола чиновников, в чем я воочию убедился уже по прибытии на конечную станцию - Лабытнанги.

На станции поезд пришли проверять местные милиционеры. Потом - еще и еще... Всего было аж три милицейские проверки подряд - причем стражи порядка досматривали не только багажные места вагонов, но и личные вещи проводников. Один из милиционеров объяснил: “Это вам - от начальника вокзальной милиции”. (Мне рассказали, что в предыдущем рейсе пьяный начальник вокзальной милиции города Лабытнанги Вагапов с дружками из местной службы криминальной милиции ввалился ночью в вагон-ресторан этого поезда и стал требовать “комплексного” бесплатного обслуживания. Его, естественно, вежливо “послали”. На что Вагапов пообещал: “Теперь у вас постоянно будут проверки и прочие проблемы”). На прощание один из приходивших с последней проверкой милицейских офицеров заверил, что ничего против этой поездной бригады не имеет, однако начальника вокзальной милиции им приходится “ублажить”...
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика