Top.Mail.Ru
Знаменитость

Тот самый Портос

“Пора-пора-порадуемся на своем веку”, - пел он вместе с другими мушкетерами. И хотя с тех пор Валентин СМИРНИТСКИЙ сыграл во многих замечательных фильмах и спектаклях, для большинства зрителей он так и остался Портосом из “Д’Артаньяна и трех мушкетеров”... Впрочем, сам артист относится к этому философски.


ИСТОРИЯ МУШКЕТЕРОВ



- Меня все спрашивают про роль Портоса, я уже к этому привык, спокойно отношусь. Что про нее спрашивать? Все, по-моему, уже известно и про эту роль, и про это кино.


- Валентин Георгиевич, ощущаете ли вы себя Портосом сейчас?

- Нет, не ощущаю.


- А когда играли?

- Тогда был тот самый счастливый случай - собралась очень хорошая компания. Я вспоминаю об этом фильме не потому, что мне удалась или не удалась роль, культовый это фильм или нет. Там просто все сложилось очень хорошо. Нам нравилось сниматься в “Трех мушкетерах”, что бывает нечасто. Была хорошая атмосфера и в кадре, и за кадром, хорошие чисто человеческие отношения. Мы до сих пор все дружим, уже несколько десятков лет, что тоже нечасто случается с актерами, работавшими в одной картине. Мы сняли “Д’Артаньяна и трех мушкетеров”, потом “20 лет спустя”, “Тайну королевы Анны”, “Сокровища кардинала Мазарини”. Получилось почти 12 фильмов по одному автору. Говорят, что самое хорошее из этого - первые “Три мушкетера”. Наверное, так и есть. Но дело не в этом, а в том, что там собралась очень хорошая компания.


- Вы там познакомились со своими будущими друзьями?

- Нет. Я познакомился там только с Михаилом Боярским. С другими актерами был знаком профессионально, не более того. А там мы уже сдружились - мы вчетвером (Боярский, Смехов, Старыгин и Смирнитский. - Ю.Р.) и Владимир Балон, который играл нашего врага (де Жюссака. - Ю.Р.).


- Сейчас вы снимаетесь в каких-то фильмах?

- Снимаюсь. Последние несколько лет много снимался. Но не могу сказать, что все было интересно. Цинично могу сказать, что снимался, зарабатывая деньги. Но снимался много: в телесериалах, в прокатных картинах. Но ничего интересного...


- Есть ли разница между съемкой в сериалах и не в сериалах?

- Сериалы тоже разные. Например, я снимался в телесериале о наших разведчиках “Красная капелла”. Он, к сожалению, прошел незаметно, хотя фильм неплохой - это кино, телевизионное кино. А есть суррогатные сериалы, я их называю “фаст-фуды”. Они делаются очень быстро, как печеные пирожки, из серии в серию. В них сниматься сложно, потому что все делается буквально на ходу: на ходу пишутся серии, на ходу тебе приносят текст. Тут тебя может спасти только профессиональная выучка, если она у тебя есть. Потому что нет времени для репетиций, продумывания каких-то вещей. Тебе дают некую “рыбу” сюжета, куда это все движется, какой у тебя приблизительно персонаж, и все. И в этом направлении сериал начинают развивать, а ты уже должен сам выкручиваться. Если в это дело ввязываешься, то все зависит от профессионального опыта.


- А много профессиональных актеров снимается в сериалах?

- Мало. К сожалению, молодые актеры на этом гибнут. Эта работа дает им деньги и популярность, но лишает профессии - это моя точка зрения. Все должно быть естественно. Профессия актера, как и всякая другая, должна воспитывать, прививаться. Надо сыграть определенное количество ролей. Надо сыграть роли классического репертуара и так далее - азбучная истина. Об этом можно книжки почитать, там все написано нашими великими кино- и театральными деятелями. Но многие не читают, не понимают и на этом теряют профессию. Мне так кажется.

Раньше артистов, снимающихся в телевизионных фильмах, знали по фамилиям. Они были знамениты: Андрей Миронов, Олег Даль и другие. Сейчас же вы смотрите какой-нибудь сериал и узнаете артиста по лицу, но фамилию его не знаете. Вы говорите: вот этот, который в таком-то сериале играл того-то. Это некая безликость, ведь это мог быть этот артист, а мог быть другой. Какая разница? Не принципиально! Тогда был эксклюзив. А эксклюзив - это лицо мастера, лицо артиста, который представляет свою профессиональную работу. Это отдельная тема, на нее можно долго-долго говорить.


НУЖЕН ЛИ АКТЕРАМ ПРОФСОЮЗ?


- Есть какие-нибудь организации, которые защищают актеров? Может быть, профсоюз актеров?


- Должен быть. Есть Гильдия актеров российского кино при Союзе кинематографистов, я являюсь ее членом. Есть гильдии режиссеров, сценаристов, операторов и тому подобное. Гильдия актеров создавалась с функциями актерского профсоюза. К сожалению, получилась, как мне кажется, фикция. Они устраивают кинофестивали, что-то делают, но свою прямую функцию жесткого профсоюза, который отстаивает права артистов кино (я имею в виду не только финансовые права, но и множество других), - не выполняют. Вы слышали историю по поводу того, как в Голливуде сценаристы объявили забастовку? Они сорвали “Золотой глобус”, и киноактеры к ним присоединились. Вот это конкретная работа профсоюза против продюсеров!


- А какие у наших актеров сейчас проблемы, от которых их надо защищать?

- Проблем много: конкретные права, положение, статус - финансовый, юридический. У нас, например, произвол продюсеров. И это не только моя точка зрения, просто актеры не любят об этом говорить - они от этого сильно страдают. В советское время были заведующие отделами ЦК по идеологии, которые отслеживали идеологические моменты и что-то запрещали. Запрещали в свое время снимать Ролана Быкова в положительных ролях - он, якобы, не соответствовал облику советского человека. Леонида Броневого запрещали снимать в положительных ролях, потому что он сыграл гестаповского генерала, и так далее. То есть тоже были запреты. Но тогда было другое время, мы жили в другом государстве. Это был определенный государственный диктат, и ничего сделать было нельзя. Мы же декларируем, что мы - демократическая страна, тем не менее у нас диктат продюсеров. Он выражается в том, что этого артиста можно снимать, а этого нельзя.

Сейчас абсолютная власть продюсеров. Притом что 50% продюсеров, которых я знаю, пришли в эту профессию из других профессий. Некоторые чуть ли не осветителями в кино работали. И они помимо того, что стали рулить кинопроизводством, стали еще и удовлетворять свои амбиции - отыгрываются на артистах, как это ни смешно. Я такое наблюдаю часто. Хотя, безусловно, не все. У нас есть очень хорошие кинопродюсеры, известные, знаменитые, по крайней мере на нашем уровне. Например, Сельянов, питерский продюсер, у которого снималось много наших знаменитых фильмов, получивших в прокате хороший процент. Никита Михалков - замечательный продюсер.

Противопоставить диктату продюсеров профсоюз, который бы отстаивал интересы, например, актеров, невозможно: его просто нет. Гильдия актеров российского кино номинально как бы профсоюз, но рычагов давления у нее нет, хотя создать мощный профсоюз можно было бы. Сейчас все разрознены. Если твои права попраны каким-то продюсером, то тебе некуда идти. Можно в суд, но что такое суд у нас - известно всем. К тому же, чтобы ходить по судам, нужно заработать очень много денег. Это должен делать профсоюз, у которого должны быть свои адвокаты, юридическая защита. Такое существует во всем мире, подобные профсоюзы достаточно мощно работают.


- Сами вы сталкивались с ситуациями, когда ваши права попирали?

- Сплошь и рядом. И до сих пор сталкиваюсь. Примеры приводить не хочу, это касается конкретных личностей. Я сталкивался как раз с тем, что попирали мои профессиональные права.


- То есть была дискриминация?

- Да. И до сих пор есть, хотя я народный артист РФ. Я понимаю, что молодого артиста продюсер может запугать: смотри, ты только начинаешь творческий путь, а мы не будем тебя снимать. А я уже человек немолодой, прошел огонь, воду и медные трубы и, тем не менее, до сих пор сталкиваюсь с этим. Совсем недавно у меня было несколько историй. Без объяснений, почему и как, а вот так: потому что я тебя не люблю, ты мне не нравишься.


- Вы сами каким-то образом боретесь с этим?

- Нет. Я без работы не остаюсь, работаю много, у меня на полгода все расписано. Потом, с годами я уже стал к этому философски относиться. Не хочу тратить на это энергию. Мне жалко своих дней, чтобы тратить их на каких-то пустых людей, лучше посвящу эти дни какому-нибудь другому делу. Слава богу, у меня есть работа, есть кусок хлеба. Поэтому я не очень этим озадачиваюсь.


ТРАВМООПАСНАЯ ПРОФЕССИЯ


- В актерской жизни случаются травмы? Существует ли какая-то защита актера?


- Только в последнее время появилась система кинотеатральных агентств, которые берут артиста под свое крыло. Но это не профсоюзная система, хотя защита тоже должна быть функцией профсоюза. Сейчас подобных агентств много появилось, потому что люди на этом зарабатывают деньги. Они набирают себе команду актеров, которых “продают” на кастингах, пытаются “продвинуть”, заключая за них контракты и получая некий процент. Я в двух таких агентствах работал. Они заключили контракт на фильм: у меня была главная роль, много съемочных дней, приличная сумма контракта... И там со мной произошел травматический случай: взорвалась пиротехника, а я стоял рядом. Хорошо, что отвернул лицо - мне обожгло заднюю часть и спину. Это серьезно: взрывной ожог - очень неприятная вещь, долго заживает. Мне выплатили страховку только потому, что у меня был достаточно квалифицированный агент. Сейчас оформляют страховки всем, но раньше этого не было.


- То есть травмы на съемках не признавались как производственные?

- Да. Потому что если это производственная травма, значит, была нарушена техника безопасности, кто-то за это должен отвечать - выстраивается серьезная цепочка. В итоге дело обычно пытаются замять. Если актер неопытный, ему дают какого-то легкого откупного, зубы заговаривают, и на том все заканчивается. Люди поопытнее или у которых есть юридическая защита агентства - что-то пытаются выбивать. В данном случае у меня был опытный агент. Когда это произошло, я ей тут же позвонил. Меня повезли в травмопункт, и я без всякой задней мысли взял справку, что у меня такая-то травма. Агент сказала мне держать справку при себе, а все остальное сделала сама. Мне выплатили некую сумму страховой компенсации за травму, но все равно дело замяли.


- Какой-нибудь совет молодому начинающему актеру можете дать, как ему вести себя?

- Когда он подписывает контракты (а у нас сейчас голливудские контракты, особенно в кино, целые фолианты; деньги другие, но контракты такие же), надо либо самому (что невозможно), либо юристу проработать его. Лучше пригласить человека опытного. У меня, например, есть еще с театральных времен, когда я работал в Театре Луны, опытный юрист по этому профилю. Когда я подписываю такие контракты, я к ней обращаюсь, и она этот контракт прорабатывает, отмечает какие-то вещи. Она профессиональный человек. И мой совет: обращаться к таким профессиональным людям. В идеале, это должен быть профсоюз, в котором сидят юристы определенного профиля. Если бы мы цивилизованно жили, был бы такой профсоюз, актер пришел бы с контрактом к профсоюзному юристу, и не было бы проблем.


РОЛИ, КОТОРЫЕ МЫ ИГРАЕМ

- Сейчас я не играю в каком-то определенном театре. Я играю в свободных театральных проектах, сам распоряжаюсь своей судьбой. Что хочу, то делаю, чего не хочу, того не делаю.


- Почему вы меняли театры?

- Жизнь меняется. С возрастом приходят новые мысли, пересматриваешь отношение к людям, к творчеству, что-то меняется в твоей жизни. В связи с этим, какие-то отношения складываются, какие-то не складываются и так далее. И потом, я считаю, что человеку надо что-то менять в жизни, расти.


- Была какая-то роль, которую вы мечтали сыграть? И осуществилась ли мечта?

- Была, но не осуществилась. Было много ролей, которые я мечтал сыграть, например, ряд ролей по Гоголю, Чехову. Хотя мне кое-что удалось: я играл в знаменитых чеховских спектаклях. В “Дяде Ване”, пьесе, которую я очень люблю, мне не удалось сыграть роль Астрова, хотя я ее даже репетировал. Не сложилось. Это естественно. Наша профессия такая, ничего не поделаешь. Даже самые великие актеры не могут объять все. Все время человек чего-то хотел и что-то у него не получилось, но он стремился! В этом тоже есть некий прогресс: он какой-то период стремился к этому, добивался и, может быть, параллельно сделал что-то еще интересное. В этом есть позитив, жизненный тонус.


- А из того, что вы уже сыграли, какая у вас любимая роль, какой больше всего довольны?

- Не знаю, я не оцениваю. Пусть оценивают зрители, критики.


- Любимых ролей нет?

- Это даже не роли, это любимые воспоминания о людях, с которыми тебе пришлось столкнуться в творческой жизни. Так будет правильней. Потому что бывает очень хорошая роль в кино или театре, но ты не сошелся в творческих взглядах с режиссером, партнеры тебя не устраивают, не произошло с ними творческого стыка, единения... Все бывает.


- И все равно играете в таких случаях?

- А что делать?! Подписываешь контракт, обязан. Это профессиональный долг, наша профессия. Мы же не художественной самодеятельностью занимаемся: захотел - сыграл, не захотел - не сыграл. Ты обязан эту работу выполнить, и не важно, хорошие или плохие воспоминания связаны с тем, с кем пришлось встретиться, и какие у тебя остались впечатления.


КИНО - ДВОЮРОДНЫЙ БРАТ ТЕАТРА


- Актеру часто приходится менять коллектив?


- В кино - да. Я сейчас нахожусь в таком положении. Но все-таки большую часть жизни я проработал в театре. Я родился в Советском Союзе, мы тогда все были приписаны к одному месту. Я окончил театральный институт и обязан был работать в государственном театральном учреждении, потому что у меня такая профессия. И работал. И раньше непозволительно было работать так, как мы сейчас. Тогда артист работал либо в театре, либо в штате какой-нибудь киностудии. Но в кино мы, театральные актеры, снимались по контракту - это была единственная вольность. А так я много лет проработал в театральном учреждении.


- Если сравнить стиль работы, какой вам более комфортен?

- Со временем все меняется, и у меня тоже изменилось к этому отношение. Тогда мне было комфортно так, как я тогда работал: с определенным режиссером, который мне очень нравился, с которым я разделял его творческие идеи, замыслы. Потом мне стало неинтересно, я ушел в другой театр. А потом решил вообще уйти из театра и самостоятельно устраивать свою творческую жизнь, так, как мне хочется, и как мне кажется правильным.


- По вашему мнению, актер сейчас востребован?

- С точки зрения работы - очень, потому что сейчас очень много всего делается, и хорошего, и плохого. Это касается и кино, и, опять же, пресловутых сериалов, и театральной работы. Но такого эксклюзива, о котором мы говорили, к сожалению, пока мало. Но может быть, какие-нибудь зерна и появятся.


- Был период некоторое время назад, когда многие молодые актеры не могли найти себе работу...

- Был. Но это был период кинематографического застоя, когда у нас все встало. Я тоже попал в этот период и переживал его по-своему. Кто-то вообще из профессии ушел тогда, потому что не знал, что делать, и решил, что уже все, надо чем-то другим заниматься. Все было. Сейчас этот период закончился. Сейчас вкладывают деньги, особенно в сериалы. Но сериалы - это быстрые деньги, это деньги, которые возвращаются. С прокатным кино (то есть тем, которое идет в кинотеатрах) у нас сложнее, оно пока что свои позиции не отвоевало. К сожалению. Оно потихоньку пытается, продукция пока еще в основном не самого высокого качества. Но хотя бы есть положительные тенденции. Слава богу, что стали снимать кино, его стали ходить смотреть в кинотеатры - это уже хорошо, потому что несколько лет назад этого не было вообще.


- Есть фильмы из современных, которые вы могли бы отметить?

- С удовольствием. Мне, например, очень нравится фильм Алексея Балабанова с Ренатой Литвиновой “Мне не больно”. Замечательная картина Дмитрия Месхиева “Свои” на военную тему. Неожиданно. Человек другого поколения вдруг снял очень пронзительно. Есть картины, появляются. Я не очень знаю отечественные широкомасштабные блокбастеры, которые рекламируют. Они меня совсем не трогают - идет игра под американское кино, а на этом поле мы проигрываем, потому что не наше. У нас и денег столько нет, и вообще это не наше кино. Сразу попахивает голливудской продукцией. Я его почти не смотрю. Иногда посмотришь и подтверждаешь себя в мысли, что это неинтересно.


ЗА КАДРОМ


- Хобби у вас имеется?


- Нет. У меня и времени на это нет. Я люблю пассивный отдых. Есть такие люди, я их называю активными туристами, которым надо посетить какую-нибудь страну, при этом обязательно отметиться, что был в таком-то музее, посмотрел вот эту картину, эту достопримечательность. Я это не люблю. Я люблю отдых пассивный. Хотя я по миру поездил очень много, много повидал, но не ставил себе никаких задач. У меня для отдыха времени не так много, но я пытаюсь релаксировать, расслабляться. Люблю тепло, море, люблю определенные страны. Очень люблю Европу. Меня в Африку арканом не затащишь, не нравится она мне. Сейчас модно ездить в Южную Америку, но меня это совсем не привлекает. Хотя там я тоже был.

Рыбалкой я никогда не увлекался. Охота? Я очень люблю животных, у меня всю жизнь были собаки, поэтому к охоте я отношусь отрицательно. Убивать животных для меня выше всяких сил, я этого увлечения не понимаю. Я люблю читать на отдыхе, что-то для себя готовить. Не люблю шумных компаний на отдыхе, мне нравится быть одному - для меня это некий релакс. Где-то на подсознательном уровне даешь всему организму отдохнуть, восстановиться.


- Не думали мемуары написать?

- Мне предлагают: ты столько людей встречал, столько знаешь, напиши! Но я человек очень нерешительный с точки зрения занятия другим ремеслом. Я очень люблю хороших ремесленников, в хорошем смысле этого слова, людей, которые владеют профессией. Писательство - это профессия. Это владение словом. Я очень боюсь выглядеть неумелым дилетантом. Писатель - это серьезнейшая профессия.


- Может быть, объединиться с каким-то писателем?

- Так другие и делают, но это уже не то. Хочется свои оригинальные мысли вставить, придумать какой-то оригинальный ход. А по стандартной схеме уже сто пятьдесят человек написали книги: берут профессионального редактора, журналиста, наговаривают ему, а тот приводит все в некую форму. И что? И все эти книги похожи.


- А как ваша семья относится к вашему образу жизни?

- У меня жена - театральный продюсер, поэтому она все очень хорошо понимает. Понимание с ее стороны ко всей моей беспорядочной жизни - полное. То, что я постоянно летаю, уезжаю, она воспринимает нормально, потому что сама ведет похожий образ жизни.

Беседовала Юлия РЫЖЕНКОВА
Фото Николая ФЕДОРОВА


“А”-СПРАВКА

Валентин Смирнитский родился в 1944 г. в Москве. В 1965 г. окончил Театральное училище им. Щукина. Работал у А. Эфроса в “Ленкоме” и в Театре на Малой Бронной. В кино дебютировал в картине М. Богина “Двое”. За 35 лет снялся почти в 50 картинах, в том числе в фильмах: “Семь стариков и одна девушка” (1968), “Щит и меч” (1968), “Преждевременный человек” (1971), “Д’Артаньян и три мушкетера” (1978), “Однажды двадцать лет спустя” (1980), “Отцы и деды” (1982), “Прохиндиада, или Бег на месте” (1984), “Визит к Минотавру” (1987), “Мушкетеры двадцать лет спустя” (1992), “Дон Кихот возвращается” (1997), “Любовь зла...” (1998). В настоящее время свободный актер.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика