Top.Mail.Ru
Знаменитость

Последний из “Землян”

Участник легендарной группы дал интервью “Солидарности”

В 80-е годы эта группа прогремела по всему Cоюзу. Ее приглашали в Европу, крутили по радио в Америке. Случалось, на разогреве у нее выступала “Машина времени”. Бабины и кассеты с записью “Травы у дома” брали с собой в полет космонавты. Тираж их пластинок достигал 15 миллионов...


За прошедшее время ВИА “Земляне” стал группой и несколько раз сменил состав музыкантов. В 2006 году в нее неожиданно вошел яркий рок-вокалист Андрей Храмов. О том, как это произошло и что было после, а также просто о жизни и творчестве с музыкантом беседовала журналист газеты “Солидарность”.


- Андрей, как начались твои взаимоотношения с музыкой?

- Ну, когда я был еще совсем маленьким, года четыре где-то, я нашел книжку с изображением гитары и ходил по дому, делая вид, что играю. Потом отец решил, что его сын обязательно будет музыкантом, и привез мне из командировки три гитары: маленькую шестиструнную и две семиструнных побольше, видимо, на вырост. Еще в комплект юного музыканта входил саксофон.


- Твои родители как-то связаны с музыкой?

- Нет, отец никакого отношения к музыке вообще не имел, а мама от природы прекрасно пела. Она сама с Украины, из деревни, там все с раннего возраста пели. Не зная музыкальной грамоты, идеально раскладывали песни на четыре, пять голосов. Так что, я думаю, музыкальные задатки у меня от матери.


- А когда ты впервые понял, что хочешь петь?

- Когда я учился в пятом классе, в кинотеатре шел индийский фильм “Танцор диско”, который произвел на меня неизгладимое впечатление. Посмотрел этот фильм и понял, что хочу петь. Я на него потом еще, наверное, раз десять ходил, все песни выучил. Следующей ступенью стал концерт группы Whitesnake в 1997 году. Я до этого почти не был на живых концертах, смотрел, конечно, что-то по телевизору, но это все было не то. После того, как я вживую услышал Кавердейла (Дэвид Кавердейл - солист Whitesnake, прославившийся в том числе редкой экспрессивностью исполнения), я понял, что и как я хочу петь. Я стал слушать и снимать всю его музыку. Полюбил Deep Purple, в которой он пел раньше. А так вообще я до армии рок не особо любил.


- Ты упомянул армию. Служил ты тоже по “музыкальному направлению”?

- Вообще я вначале хотел пойти в спецназ, но не сложилось. С оркестром, кстати, тоже не сложилось. Так как служил я в Украине, в городе Львове, самой русской песней в оркестре была “Несе Галя воду”. Но у нас были такие “деды”, что не надо было никакого оркестра. После наряда я каждый день ходил в специальный “класс”, где пели песни. Там было у кого поучиться. Я был просто шокирован тем, как люди на акустических гитарах играли треш и рок.


- Кроме как у сослуживцев в армии, ты еще где-нибудь учился музыке?

- Во втором классе родители попытались определить меня в музыкальную школу. Они сами люди не городские, наверное, поэтому и инструмент был выбран народный - баян. Но сам я баян как-то невзлюбил. А так как ребенком я был шустрым, то умудрялся удирать даже от приходившего на дом преподавателя. Сидеть дома и смотреть в ноты мне явно не хотелось. И как родители меня не уговаривали, баян я забросил. Потом уже классе в восьмом я сам увлекся пением. Индийские песни всякие, еще услышал по телевизору Europe и, не зная английского, на слух копировал их песни.

Потом друзья устроили меня в ансамбль певцом. Один из руководителей этого коллектива пообещал устроить меня в Гнесинку, но сказал, что для этого мне нужно закончить хотя бы музыкальную школу. Так что второй раз в музыкальную школу я пошел по своей воле. Хотел учиться по классу гитары, но туда набор уже закончился, пришлось пойти на аккордеон. Не скажу, конечно, что был отличником, но четверка твердая была.

В Гнесинку я в результате так и не поступил, но приятель помог найти преподавателя с вокального отделения, которая согласилась со мной заниматься. Денег у меня на тот момент было немного, и на свою зарплату рабочего ДК я не мог позволить себе долго брать занятия. Но, видимо, чем-то я ей нравился, и она занималась со мной еще пару месяцев бесплатно. Потом мне повезло, после одного из конкурсов в Серпухове меня взяли на бесплатное отделение в МОВУКИ (Московское областное высшее училище - колледж искусств).


- Как началась твоя концертная деятельность?

- От Серпухова меня отправляли на всевозможные молодежные фестивали и конкурсы. Я стал лауреатом конкурсов “Молодые таланты Подмосковья”, “Юные таланты” и многих других. Потом недолгое время была группа “Свои ребята” в Подольске, вокалистом в которой был Василий Савченко (экс-вокал группы “Купе”), когда она накрылась, начал выступать в кабаках.

Однажды поехал к другу, тоже музыканту, в Подольск, чтоб набрать у него минусов, заодно и покатался с ним по местным клубам. В одном из клубов его друзья мне сказали: “Тебе надо в Москву!”. Так же, по знакомым, через третьи руки я был передан в ансамбль Green Town. Почти одновременно с “Гринами”, даже чуть раньше, была группа The Arrow. Я тогда работал в одном из серпуховских ДК. Однажды ко мне приезжают двое лохматых ребят и говорят: “Парень, мы тебя забираем”. И я, как был, в рабочей одежде поехал с ними в Москву на прослушивание. С The Arrow мы четыре раза выступили в московских клубах и даже записали альбом, но я относился к этому несерьезно. Такой “голый” хеви-метал, который они играли, мне не очень нравился. Мне всегда был ближе классический рок, и вскоре я ушел из коллектива. Еще были побочные проекты с “Apией”, “Химерой”, “Артерией”.

В Green Town я задержался уже надолго. Изначально это была обычная кабацкая группа, но играли они очень хорошо. После серпуховских музыкантов их уровень мне казался очень высоким. Репертуар, конечно, был соответствующим. Исполняли танцевальную музыку, попсу, шансона, правда, старались избегать. Кое-какие песни, конечно, играли, но в такой рок-обработке, что любители “блатняка” нам их больше не заказывали.

Но со временем все стало на свои места. Мы нашли хорошего барабанщика, басиста, ансамбль превратился в кавер-группу с отличным рок-репертуаром. Еще параллельно был свой проект - “Магнат”, который мы так и не закончили.


- Как же получилось, что ты попал в группу “Земляне”?

- Однажды в ресторан “Ильинка”, где мы выступали, привезли на ужин Глена Хьюза и Джо Линна Тернера (Глен Хьюз - вокалист и басист групп Black Sabbath и Deep Purple, Джо Линн Тернер - вокалист Rainbow и Deep Purple). В Москве они принимали участие в проекте Made in Moscow продюсера и музыканта Михаила Меня. Первый вечер они просто ужинали и слушали, а на следующий вечер вышли вместе с нами на сцену. Запись с этого джем-сейшна попала в руки Михаила Меня, который пригласил нас принять участие в презентации проекта в клубе “Апельсин”. После этого концерта мне позвонил Борис Долгих, клавишник “Землян”, и предложил стать участником коллектива. У меня тогда были большие проблемы со связками, голос нельзя было сильно нагружать, но я все равно решил рискнуть.


- Сколько времени ты был в “Землянах”?

- Почти два года. С 2006 по 2008 год.


- Можешь рассказать о каких-то плюсах или минусах работы в таком известном коллективе?

- Плюсов много. Поездил по стране, посмотрел города. За два года мы с концертами объездили весь юг страны и Дальний Восток. Поработал со многими известными музыкантами. Что же касается минусов: работая с Green Town я привык к положению фронтмена, а здесь мне пришлось быть на вторых ролях.


- Как у тебя сложились отношения с коллективом группы, ведь другие ее участники намного старше тебя?

- Отношения сложились дружеские, ко мне отнеслись по-доброму, как к юному участнику (смеется). Сергей Скачков, вокалист группы, для меня вообще в некотором роде как отец. В 1983 году соло из песни “Прости, Земля” было первым моим соло на гитаре. Тогда я и не думал, что когда-нибудь сыграю его со сцены.


- Как получилось, что именно ты исполнил новый хит землян “Борсалино”?

- Это вещь, написанная специально под меня. Причем мы сначала сняли клип на нее, потом уже записали песню. Очень долго решали, как она будет звучать, искали образ. Песня получилась очень неплохой, но лично меня она до конца не выражает.


- Что тебе больше всего запомнилось за два года работы?

- Самое яркое впечатление оставил концерт в честь 30-летия “Землян” в Кремле. На одной сцене с нами выступали такие легенды рок-музыки, как Тони Мартин, Рик Вэйкман (Yes), Кен Хенсли (Uriah Heep), Nazareth, Бони Тайлер, Тони Айомми (Black Sabbath), Глен Хьюз, Animals, Kingdom Come, Алан Силсон (Smokie). Я пел со всеми, кроме Хьюза, Вэйкмана и Бони Тайлер. Замучил связки во время репетиции с Грэмом Боннетом (Alcatrazz). Это, наверное, самое сильное впечатление в моей жизни.


- Чем ты занят сейчас, когда группа распалась?

- Сейчас я работаю с проектом “Восточный экспресс”. Это новый проект, в котором принимают участие музыканты “разных призывов” группы “Земляне”. Сергей Васильев, один из самых старых участников группы, Юрий Бабенко, тоже из первого состава “Землян” и Сергей Усачев из группы “Скандал”.

Интересно, что название этот коллектив получил от французского модельера Пьера Кардена. Он устроил театрализованное шоу в конце 80-х в Театре моды Кардена на Елисейских полях и пригласил популярную тогда русскую группу “Земляне”.

В 1988-м “Восточный экспресс”, как называл группу кутюрье, покорил парижский бомонд. Этот факт вдохновил музыкантов на создание нового проекта “Земляне ORIENT X-press”. Сейчас приступили к съемкам клипа на одну из песен.


Беседовала Елена БЕЛЛИС


ЧТО ЭТО?

СНИМАТЬ - копировать исполнение песни.

МИНУС - запись песни, только музыка, без голоса.

ТРЕШ, РОК, ХЕВИ-МЕТАЛ - музыкальные направления.

КАВЕР-ГРУППА - группа, играющая в своем ключе известные композиции других музыкантов.

ДЖЕМ-СЕЙШН - совместная музыкальная сессия, когда музыканты собираются и играют без особых приготовлений и определенного соглашения.

ФРОНТМЕН - “первый человек”, вокалист, лицо группы.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Новости СМИ2


Киномеханика