Top.Mail.Ru
Знаменитость

О здоровых “параноиках” и милицейском дуализме

Известный психолог Наталья ВАРСКАЯ ответила на вопросы “Солидарности”

Наталью ВАРСКУЮ называют "кремлевским" психологом - среди ее клиентов много популярных актеров, крупных бизнесменов и политиков. Впрочем, и сама Наталья часто появляется в медиапространстве в качестве эксперта.

СЕКРЕТ УСПЕХА


- Наталья, вы достаточно известный психолог. Существует множество секретов успеха, огромными тиражами издаются книги "специалистов" о том, как его добиться...

- Совершенно бесполезные книги.

- А как вы стали известной личностью?

- Думаю, дело в том, насколько эффективна моя помощь. Люди рассказывают друг другу об этом, делятся. К тому же среди моих клиентов много медийных персон.

- Люди каких профессий к вам обращаются?

- Настолько разнообразных, что и представить себе невозможно. От вообще не нашедших себя в какой-либо профессиональной области до людей, занимающих важное положение в политике. Не самых главных, конечно, но одних из первых. А также актеры, бизнесмены... Это может быть кто угодно.

- Кто, по вашим наблюдениям, идет в большую политику и с какими внутренними проблемами приходится им сталкиваться?

- Тут прежде всего стоит напомнить о психотипах личности. И если когда-то различали четыре основных темперамента, то в современной психологии давно появилось такое понятие, как типы личности, которых как минимум 9. В чистом виде они не встречаются, поэтому не нужно бояться таких терминов, как истероид, эпилептоид или параноик. Принадлежность к тому или иному психотипу не делает человека больным. Психолог вообще имеет дело только со здоровыми людьми. В этом его отличие от психиатра.

На высшие ступени власти поднимаются, как правило, люди определенного психологического склада. В основном паранойяльного или эпилептоидного типов личности. (Например, ярко выраженным параноиком был Сталин. Но он уже был, я считаю, психически нездоров.) Это люди целеустремленные. Они могут поставить перед собой сверхцель и подчинить ей свою жизнь. Но вместе с тем часто наблюдается и ряд побочных эффектов. Такие люди бывают очень подозрительны, везде видят каких-то врагов. У них часто возникают страхи, мании. Например, мания преследования. Они могут везде искать прослушивающую аппаратуру или чрезмерно опасаться каких-то интриг, козней.

Конечно, подобное происходит только при акцентуации, то есть в пограничном состоянии между заболеванием и нормой. Еще раз отмечу, что отнесение к тому или иному психотипу ни в коем случае не является диагнозом. И к власти приходят здоровые люди, у них просто характер такой.

Эпилептоиды в высшие эшелоны власти проходят редко. У нас подобное бывало в основном в советские времена (к этому типу можно в какой-то мере отнести Хрущева). Это возбудимые люди. Крайнее состояние для них - асоциальность - становится возможным вследствие неумения держать себя в руках и некоей животной агрессивности. При этом тип личности не зависит от уровня интеллекта, но проявляется в зависимости от него. Мало просто сказать, что кто-то относится к возбудимому типу. Человек может быть легко возбудимым и вместе с тем обладать высокой степенью самоконтроля. Другое свойство эпилептоидного типа - агрессивность - помогает достигать каких-то высот.

О ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕФОРМАЦИИ

- Как влияет работа госслужащего на его психологическое состояние? Меняется ли его характер?


- Ну конечно. Это свойственно многим профессиям. Существует даже такое понятие, как профессиональная деформация. Если взять, допустим, работников милиции, то у них профессиональная деформация явно выражена. Они могут становиться более агрессивными и жесткими. И естественно, напоминают людям представителей другой стороны, то есть бандитов. Даже внешне и по поведению.

- Как вы считаете, окажет ли переименование в полицейских какое-то воздействие?

- Возможно, какие-то изменения в самоощущении и будут. Все-таки многие верят, что в названии даже есть какая-то магия. А образ полицейского, благодаря Голливуду, весьма героичен, возвышен. Некоторое связанное с этим воодушевление может помочь отечественным полицейским чувствовать себя более значимыми. Но я не думаю, что результат будет намного лучше. Быстро повысить уровень культуры вряд ли удастся.

Кстати, как раз в милицию часто идут работать люди возбудимого склада. Такие же по типу личности, как правило, и спортсмены. Гениальный психолог Леон Гарт, автор одной из классификаций типов личности, людей, относящихся к возбудимому типу, описывал так: "Такое впечатление, что у них как бы отсутствует участок мозга, который отвечает за морально-этические принципы". Сказано очень жестко, конечно, и речь идет, безусловно, о крайних проявлениях. В общем же случае поведение зависит от уровня самоконтроля.

Внешне "классический" представитель возбудимого типа личности описывается так: мощный торс, короткие конечности, выдвинутая вперед челюсть - то есть типичный образ мачо, спортсмена, бандита. В принципе, по психологическому складу это одни и те же люди. Милиционер мог бы быть и по другую сторону баррикад, но, слава богу, выбрал служение закону.

- Недавно во время одного из обсуждений грядущей реформы была высказана мысль, что в каждом подразделении с сотрудниками должен работать психолог. Как вы оцениваете это предложение?

- Мне нравится эта точка зрения, без психолога там, должно быть, тяжело. Во-первых, при приеме на работу необходимо проводить более широкое тестирование. Возможно, даже с участием не одного психолога, а целого консилиума. Потому что когда милиционеры устраивают стрельбу, понятно, что с точки зрения психологии они нездоровы. А ведь они как-то попали на службу. То есть, видимо, при приеме на работу тестирование проводится поверхностно, непрофессионально. А то, что с сотрудниками постоянно должен работать психолог - это очень хорошая идея. Но где взять столько квалифицированных специалистов?

- Разве их мало в стране?

- Психологов в стране много. Но мало профессионалов высокого уровня. И дело не только в образовании - тут нужен талант. Кстати, все эти популярные курсы и книги по психологии и НЛП для большинства читателей и слушателей абсолютно бесполезны. Думаю, мало кто добивается с их помощью реальных результатов, потому что психология - это не набор каких-то фраз, которым можно научиться. Это должно идти изнутри. Мне кажутся глупыми растиражированные рекомендации о том, как влиять на собеседника, понимать его по жестам, взглядам. Часто это не соответствует действительности. Например, многие люди сидят скрестив руки и ноги совершенно не потому, что закрываются от собеседника, а потому что физиологически склонны к варикозному расширению вен, и такое положение им просто удобнее.

Научиться тонко чувствовать человека, думаю, можно только непосредственно от носителя этого знания. У нас в стране есть такие люди, но их единицы.

- Профессиональная деформация коснулась вас лично?

- Да, у психологов она тоже есть. Когда чувствовать является твоей профессией, на вопрос о том, что ты сейчас чувствуешь, отвечаешь: бесплатно - ничего. Вне работы приходится себя ограждать. Иначе начинаешь ощущать себя актером, который не может выйти из роли. В личной жизни, при общении с близкими людьми оставаться психологом вредно для взаимоотношений. А вот у журналиста, к примеру, может выработаться поверхностное отношение к людям, невнимание к собеседнику, стремление сделать из него товар.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НАВЕРХ

- Тогда вернемся к госслужащим. Многие чиновники высокого ранга, следуя примеру президента, становятся активными интернет-пользователями. Может ли участие, скажем, в социальных сетях помочь им "интегрироваться" в народ?

- Думаю, да. Все-таки какое-то общение, обратная связь. Во многом они оторваны от жизни, целыми днями на работе и не выходят "в народ" - некогда. Чиновник может многого не знать. Например, как люди воспринимают его деятельность. А это бывает полезно...

- Многие создают себе в сети несколько аккаунтов. Вот и Дмитрий Медведев недавно завел в Твиттере второй аккаунт. А что вообще испытывает человек, выступающий в сети в нескольких образах? Не рискует ли он "потерять себя"?

- В психиатрии есть такой диагноз, как раздвоение личности, все слышали это выражение. Но поскольку здесь речь идет о здоровых людях, думаю, что страшного ничего не происходит. Хотя это все-таки не очень полезно. То есть человек действительно рассеивается и иногда перестает понимать, где он настоящий. Но эта проблема связана не только с Интернетом. Проблема собственной идентификации была всегда. Человек постоянно пытается ответить себе на вопрос "кто я?" И тот, кто об этом очень много думает, часто перестает понимать, которое "я" настоящее.

- Кстати, о раздвоении личности. Не начинает ли публичный человек воспринимать себя через собственный медийный образ?

- Частенько. Особенно это свойственно людям истероидного типа личности. Как и актеры, они склонны играть какую-то роль и в жизни. Если истероидные черты выражены сильно, могут возникнуть серьезные проблемы. А если нет, то человек остается самим собой. Но это зависит от многих факторов, однозначной закономерности здесь нет.

Говоря о сложностях, связанных с самовосприятием, не следует ограничиваться только медийными образами. Разнообразных жизненных обстоятельств, которые могут стать проверкой на устойчивость личности, намного больше. Были случаи, когда во времена репрессий людей сажали лет на 15. И они выходили на свободу без тени тюремного налета. К примеру, замечательный актер Георгий Жженов. А случается и так, что человек пробыл в заключении всего шесть месяцев, а держится после этого как закоренелый преступник, отсидевший много лет. Это зависит от индивидуальных качеств человека. Во втором случае результат может оказаться следствием высокой степени подчиняемости, незрелости личности, плохой наследственности и так далее.

- Президенту и премьеру часто приходится реагировать на оценку их "союза" как неравнозначного и неравноправного. Влияет ли такое общественное мнение на их внутреннее состояние?

- На мой взгляд, это два умных, развитых человека, и я думаю, что они не очень-то обращают на это внимание. Вроде как "собака лает - караван идет". Они продолжают делать то, что задумали делать.

- Однако Путин, будучи недавно в гостях у Ларри Кинга, отреагировал, сказав, что такая оценка их деятельности неэтична.

- В одной ситуации отреагировал, в другой - не считает нужным. Я думаю, Путин знает, когда, на что и как реагировать. Он как раз совершенно не относится к возбудимому типу личности и умеет держать свои эмоции под контролем.

- Влияет ли вовремя оказанная психологическая помощь на принятие тех или иных важных для страны решений?

- Вообще-то, не хотелось бы, чтобы влияла. Потому что психолог не должен быть истиной в последней инстанции. Один человек не имеет права настраивать главу государства на те или иные решения. И уж какие-то прямые рекомендации и советы по вопросам государственного значения абсолютно недопустимы. Личного - да. Но только не на государственном уровне. Ведь талантливый психолог может подчинить себе человека, а из этого точно ничего хорошего не выйдет.

- То есть политика - занятие не для психологов?

- Психолог может выступать в роли помощника, но ему не следует давать прямых рекомендаций по каким-то решениям, это уже совсем другая профессия. Вспомните Распутина и Николая II.

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ РЕАЛИИ

- В обществе вызвали бурные обсуждения так называемые "предложения олигарха Прохорова", включающие введение 60-часовой рабочей недели. Как такое новшество повлияло бы на психологическое состояние работников?


- Негативно, конечно. Ведь мало кому везет найти такую профессию, которая приносит и радость, и деньги одновременно. Это большая удача, настоящее счастье. В основном люди работают только ради денег, кем уж получилось стать. И им совершенно не улыбается проводить на работе еще больше времени. Будут депрессии. И показатели эффективности работы снизятся, а травматизма - повысятся, потому что концентрация внимания через какое-то время слабеет.

Увеличение продолжительности рабочей недели может спровоцировать и всплеск психосоматических заболеваний. Специалисты говорят, что 30% заболеваний и так являются психосоматическими. Каждый человек пытается бороться с негативными ощущениями, приводя в действие механизм вытеснения. То есть будто забывает о них, как будто не видит. Но это все никуда не исчезает, а уходит глубже и в результате бьет по органам. И если не знать, в чем корень проблемы, человека можно и потерять. Ужасно то, что боли при этом такие же, как и при органическом заболевании, и умереть можно точно так же.

- Вспоминаются рассказы о том, как шаманы внушали кому-нибудь из своего племени, что тот умрет в определенное время. И что это действительно сбывалось.

- Такое возможно. Недаром "вначале было Слово". Слово обладает невероятной силой. Есть даже такое понятие, как вербальное убийство. Но сила слова не в нем самом, а в том, кто и как его произносит.

- Тем не менее какие слова в политическом лексиконе, на ваш взгляд, обладают особой силой сегодня?

- Люди сами наделяют политиков какими-то ожидаемыми качествами. Как, например, Ельцина в конце 80-х - начале 90-х. Все хотели перемен - и действовало магическое слово "перестройка". Но длится это недолго. Часто повторяемое слово приедается, теряет магическую силу. Так же, как реклама. Его просто перестают воспринимать.

- В таком случае, как насчет слов "инновация", "модернизация", "нанотехнология"? Может ли кто-то сегодня воспринимать их всерьез?

- Может быть все что угодно - ведь людей с неустойчивой психикой много. Думаю, люди с нормальным интеллектуальным развитием уже просто не прислушиваются к этим словам. Пропускают мимо ушей, потому что к ним лично они никакого отношения не имеют. У многих такие слова уже вызывают обратную реакцию. Происходит отторжение. Но наиболее ярко выраженная обратная реакция - так называемая психологическая глухота, когда просто перестают слышать. Часто такое наблюдается у долго живущих вместе семейных пар: она его пилит, а он не реагирует.

- Каков, по-вашему, общий психологический климат в нашей стране?

- Я бы сказала, нехороший, некомфортный. У людей очень много страхов. Все-таки значительная часть зрителей еще воспринимает то, что показывают по телевизору. Кстати, когда постоянно транслируют какие-то ужасы, убийства, взрывы, то сначала возникает страх, а потом - полное равнодушие. К смерти, к окружающим. Люди и сами становятся более жестокими. И психологический климат от этого никак не улучшается. Например, на экраны выходит фильм, задача которого - заставить зрителя задуматься над тем, что происходит в этом мире, пролить по нему, так сказать, слезу. И добиваться нужного эффекта собираются с помощью страшных зрелищ. Но одни и без того льют слезы надо всем, что происходит, им этот фильм не нужен. Люди с сильной эмпатией не выносят ужасных зрелищ. А у тех, кто будет с удовольствием смотреть, слезу уже не выбьешь. То есть посыл получается безадресным. Как и у многих модных слов из политического лексикона.

Павел ОСИПОВ

"А"-СПРАВКА


Наталья Варская окончила факультет психологии МГУ.

В 1980-е гг. сотрудничала с НИИ психологии МВД.

В 1989 - 1991 годах - один из постоянных авторов журнала "Человек и закон".

В 90-м году сотрудничала с клиникой М.В. Виноградова при Всероссийском научном центре хирургии, оказывая психологическую помощь пациентам центра. Профессора Виноградова считает одним из своих учителей.

В 2008 году вошла в десятку лучших психологов страны по рейтингу журнала "Карьера".

Несмотря на сотрудничество с различными организациями, всегда оставалась частным психологом. В настоящее время Наталья имеет обширную практику. Среди ее клиентов известные актеры, бизнесмены и политики, имена которых психолог тщательно оберегает от огласки в целях соблюдения профессиональной этики. Однако это не мешает некоторым СМИ называть ее "психологом Кремля".

Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

18:11 от 14.12.2010
Антуан
Помоему оба молодцы,хороший репортаж
19:45 от 09.12.2010
молодец!
23:25 от 09.12.2010
Ваше имякто - Варская или автор?


Новости СМИ2


Киномеханика