Статьи
38 замечаний

В Госдуме измерили новый закон об охране труда

38 замечаний

Фото: Николай Федоров / архив "Солидарности"

Правительство вплотную подступило к переписыванию Х раздела Трудового кодекса, устанавливающего принципы и механику охраны труда. 26 января законопроект Белого дома депутаты приняли в первом чтении. При этом нельзя сказать, что такие тектонические сдвиги в трудовом законодательстве вызвали сопоставимые по масштабу дискуссии в нижней палате парламента. Разгадка, впрочем, проста: эта реформа ТК готовилась уже несколько последних лет и не была секретом. Тем не менее, как выясняется, предсказуемость реформ не отменяет их непроработанности.

ОХРАННАЯ ГИЛЬОТИНА

“Совершенствование механизмов предупреждения производственного травматизма и профессиональной заболеваемости” - такова официально обозначенная цель законопроекта, принятого Госдумой в первом чтении 26 января. Как пояснил первый замминистра труда Алексей Вовченко, инициатива правительства направлена на “формирование “профилактической модели” обеспечения безопасности работников на производстве”.

А также - “на повышение уровня культуры безопасности труда”, каковой вопрос в контексте защиты прав рабочих можно одновременно считать как сердечной болью, так и постылой оскоминой. Ведь о культуре безопасности труда вполне дежурно говорится еще с советских времен (вспомним те же плакаты, которые читал каждый, кого в результате убивало током). И если в результате этот самый уровень повысится не на плакате, а на деле, Министерству труда в целом и Алексею Вовченко персонально нелишне будет устроить овацию. Тем более что сдвиги предполагаются, мягко говоря, немалые: на наших глазах переписывается целый раздел Трудового кодекса - об охране труда. Так что слово “реформа” не будет здесь слишком громким.

- Законопроектом устанавливается два основных принципа обеспечения безопасности труда. Это предупреждение и профилактика, а второе - минимизация повреждения здоровья работников, - раскрывал концепцию замминистра.

(Тут, конечно, нельзя с ходу не заметить, что в действенности профилактики авторы законопроекта несколько сомневаются, поскольку профилактика, получается, учитывает повреждения.)

“Совершенно новым” направлением госполитики в области охраны труда чиновник назвал “оценку и управление профессиональными рисками”. Действительно, в законодательных актах трудно отыскать такое определение, но сама по себе тема “профессиональных рисков” далеко не нова. “Концепция управления профессиональными рисками должна стать основой новой системы охраны труда”, - гласит заголовок новости на сайте Минтруда от 28 ноября 2012 года. То есть спустя всего несколько месяцев после того, как на данный момент экс-министр Максим Топилин возглавил едва-едва возрожденное ведомство.

Трудно сказать наверняка, что именно мешало Топилину целых восемь лет, но сейчас премьер-министр (бывший глава налоговой службы) Михаил Мишустин и нынешний глава Минтруда (и бывший замминистра финансов) Антон Котяков, похоже, взялись за дело всерьез. Попробуем понять, что же такое есть этот риск-ориентированный подход.

Если совсем коротко, то это упор на предотвращение несчастного случая или болезни вместо выплаты компенсаций за уже случившееся несчастье. Считается (со ссылками на европейский опыт), что так работодателю выгоднее, а работнику - безопаснее. “Новая система охраны труда заключается в формировании на государственном уровне нормативных основ, механизмов, методов и инструментов, с помощью которых можно объективно оценивать существующие риски, управлять ими и влиять на условия труда на рабочих местах”, - объяснял еще в 2012 году директор департамента условий и охраны труда министерства Валерий Корж.

Современные правила по охране труда, говорил чиновник, “перегружены избыточными конкретными параметрами технологических процессов середины ХХ века, создают путаницу в нормативной правовой документации по охране труда и, в этой связи, создают препятствия для развития конкуренции, а также избыточное административное давление на бизнес”. Значит, необходима, считали в правительстве, некая “регуляторная гильотина” в сфере охраны труда.

ИЗ НОВОГО: ХРОМОЕ СТАРОЕ

На практике, объясняет уже в 2021 году Алексей Вовченко, при принятии закона средства индивидуальной защиты будут выдаваться работнику исходя “не из наименования его профессии, а в зависимости от имеющихся на рабочем месте вредных производственных факторов”. На это новшество, в принципе, и делался упор в диалоге Госдумы и правительства 26 января. Кроме того к законопроекту пристегнута возможность электронного документооборота в сфере охраны труда. (Но после электронных трудовых книжек и дистанционной работы этим, конечно, уже никого не удивишь и тем более не возмутишь.) Плюс видео- и фотофиксация происходящего на производстве.

- Из нового: работник имеет возможность отказаться от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья, - внезапно обрадовал Алексей Вовченко. Нет, пожарные, допустим, вздохнули с облегчением - но остальные-то мужики и не знали! (Впрочем, вопреки формулировке чиновника, законопроект запрещает работать в опасных условиях труда всем, кроме работников специальных служб, и обязывает провести внеплановую СОУТ.)

Также работник, оказывается, получает (наконец-то!) право “лично или через своих представителей” решать проблемы с охраной труда на его рабочем месте. В общем, если у кого-то возникло желание спросить, а чем же занимались профсоюзы до этого, спрашивайте лучше в ФНПР, а не в Минтруде.

- Сразу хочу подчеркнуть, что все компенсационные выплаты и льготы, связанные с вредными и опасными производственными факторами, сохраняются в полном объеме, - заверил выступавший с содокладом первый зампред комитета ГД по труду Михаил Тарасенко. - Но акцент в работе смещается в сторону поощрения вложения средств в улучшение условий труда, и на этой основе - в снижение профессиональных рисков.

Иными словами, комитет по труду саму концепцию законопроекта поддерживает, а именно - переход к “оценке профессиональных рисков” как таковой. (Профсоюзы тоже, в принципе, не против - см. комментарий.) Однако дальнейшие слова Тарасенко о “ряде существенных замечаний” к инициативе правительства на поверку оказались отсылкой к едва ли не разгромному заключению комитета.

Достаточно сказать, что “Солидарность” насчитала в документе 31 “существенное замечание”. И еще 14 не менее существенных - в заключении правового управления аппарата Госдумы. (Если “складывать сроки”, получится нечто вроде 38 мультяшных попугаев.) Однако перечислять их все здесь явно не имеет смысла. Во-первых, многое будет понятно только узким специалистам (которые, стоит надеяться, и так уже изучили законопроект). Во-вторых, не позволяет газетный формат. Наконец, при комитете Госдумы по труду образована специальная рабочая группа, в рамках которой будут создаваться поправки к законопроекту. И “Солидарность” будет сообщать о результатах. Все-таки, перефразируя классиков, переписать раздел ТК - “не ешака купить”.

Комментарий

Алексей Безюков, заместитель главного технического инспектора труда ФНПР:

- Этот достаточно большой и сложный законопроект вносит изменения в базовый документ, устанавливающий принципы управления охраной труда и общие “правила игры”. В целом, концептуально, - да, мы его поддерживаем. Но что-то конкретное говорить пока рано. Сейчас сформирована рабочая группа при комитете Госдумы по труду и делам ветеранов, которая рассмотрит большое количество предложений - от регионов, от депутатов, от ФНПР и профсоюзных организаций. Представители ФНПР также включены в эту рабочую группу.

Планируемое обеспечение работников средствами индивидуальной защиты в зависимости не от профессии, а от результатов спецоценки условий труда, - только одна из маленьких частей огромного пазла. Дело в чем? Изначально наша позиция при разработке законопроекта такова, что все гарантии работникам, которые есть в действующем Трудовом кодексе, необходимо сохранить, в том числе и выдачу СИЗ, и компенсации за вредные условия труда, и медосмотры, и обучение, и много-много что еще.

Предложенным проектом меняется сам подход в управлении безопасностью и охраной труда. Если сегодня мы исходим из списков профессий, то проектом внедряются инструменты, позволяющие проводить оценки профессиональных рисков. То есть если человек фактически занят во вредных условиях труда и выявлены конкретные факторы, которые влияют на его здоровье, то от этих факторов ему и будет обеспечиваться  защита. Это выглядит логичным, но существующий инструмент оценки - специальная оценка условий труда - не позволяет достоверно и в полном объеме выявить и оценить вредные и опасные факторы на рабочих местах. Минтруд же ставит во главу угла спецоценку условий труда.

Недавнее решение - декларация соответствия условий труда государственным нормативным требованиям охраны труда вместо пятилетнего срока действия признается бессрочной в случае сохранения условий труда на соответствующем рабочем месте. Это новое положение коснется в основном офисных работников - тех, у кого установлен 2-й класс условий труда. Мы заявляли и на заседаниях РТК , и в диалогах с Минтрудом России, что необходимо не допускать случаев, когда недобросовестные работодатели декларируют безопасные условия труда, фальсифицируя результаты СОУТ. И чтобы этого не допускать, вполне эффективно работают как органы государственного надзора, государственной экспертизы условий труда, так и органы профсоюзного контроля. Об этом говорит хотя бы солидная судебная практика, наработанная в этой сфере. Любое обращение найдет отклик. Главное - не бояться защищать свои права и - обращаться.

Из рубрики “Парламентская хроника”

Автор материала:
Павел Осипов - 38 замечаний
Павел Осипов
E-mail: p-osipov@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Последние материалы по тегу:
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости СМИ2


Киномеханика