Top.Mail.Ru
Статьи
Камо грядеши?

Конституционный суд отказался рассматривать жалобу на отсутствие индексации пенсий работающим пенсионерам, несмотря на поправки к Конституции

Камо грядеши?

Рисунок: Дмитрий Петров / "Солидарность"

4 июля 2020 года вступила в силу новая редакция Конституции РФ. Одна из поправок, принятых на всероссийском референдуме за три дня до этого, предусматривала ежегодную индексацию пенсий вне зависимости от статуса пенсионера - работающего или нет.

Ст. 75.6: “В Российской Федерации формируется система пенсионного обеспечения граждан на основе принципов всеобщности, справедливости и солидарности поколений и поддерживается ее эффективное функционирование, а также осуществляется индексация пенсий не реже одного раза в год в порядке, установленном федеральным законом”.

В апреле 2021 года работающая пенсионерка обратилась в Пенсионный фонд с заявлением об индексации пенсии за 2020 год, но получила отказ. Тогда она при помощи Иркутской областной организации “Электропрофсоюза” обратилась в суд. Суды трех инстанций отказали ей, а Верховный суд отказался рассматривать это дело. Таким образом, пенсионерка и профсоюз дошли до Конституционного суда, оспорив статью Федерального закона “О страховых пенсиях”.

Мы полностью публикуем определение КС РФ об отказе в принятии к рассмотрению ее жалобы ввиду крайне специфических формулировок, содержащихся в нем. Человек, не являющийся членом Конституционного суда Российской Федерации, в рамках оценочного суждения может счесть их на редкость циничными. И, к сожалению, закрывающими этот вопрос до того, как правительство и законодательная власть не найдут желания и времени изменить закон.

А оценку разумных сроков разработки необходимого законодательного регулирования КС РФ счел недопустимым для себя вмешательством в разрешение социально-экономических вопросов, которые затруднены не вполне предсказуемой динамикой и перспективами развития коронавирусной инфекции и другими факторами, в том числе внешнеполитическими и внешнеэкономическими.

ФНПР последовательно отстаивает свою позицию относительно возвращения индексации пенсий работающим пенсионерам. Профсоюзная сторона РТК предлагает ввести ежегодную индексацию страховых пенсий пенсионеров (работающих и неработающих) не ниже уровня инфляции предыдущего года: “Разделение пенсионеров на работающих и неработающих недопустимо”.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.06.2022 № 1456-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ливановой Ольги Васильевны на нарушение ее конституционных прав частью 1 статьи 26.1 Федерального закона “О страховых пенсиях”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.Ю. Бушева, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, заслушав заключение судьи С.П. Маврина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” предварительное изучение жалобы гражданки О.В. Ливановой,

установил:

1. Гражданка О.В. Ливанова оспаривает конституционность части 1 статьи 26.1 Федерального закона от 28 декабря 2013 года № 400-ФЗ “О страховых пенсиях”, предусматривающей, что пенсионерам, осуществляющим работу и (или) иную деятельность, в период которой они подлежат обязательному пенсионному страхованию в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 года № 167-ФЗ “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации”, суммы страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), в том числе полученные в связи с перерасчетом, предусмотренным частями 2 и 5 - 8 статьи 18 данного Федерального закона, выплачиваются в размере, исчисленном в соответствии с данным Федеральным законом, без учета индексации (увеличения) размера фиксированной выплаты к страховой пенсии в соответствии с законодательством Российской Федерации и корректировки размера страховой пенсии в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеющих место в период осуществления работы и (или) иной деятельности.

Как следует из представленных материалов, О.В. Ливанова, с июня 1994 года получающая трудовую (с 1 января 2015 года - страховую) пенсию по старости и продолжающая осуществлять трудовую деятельность, 5 апреля 2021 года обратилась в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации с заявлением об индексации пенсии за 2020 год с 1 января 2021 года, в чем ей было отказано. Полагая, что данный отказ нарушает ее права, поскольку в связи с внесением в 2020 году изменений в Конституцию Российской Федерации (а именно дополнением статьи 75 частью 6) работающим пенсионерам должна осуществляться индексация пенсии, заявительница обратилась в суд.

Решением Саянского городского суда Иркутской области от 2 июня 2021 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 16 августа 2021 года, О.В. Ливановой отказано в удовлетворении исковых требований к территориальному органу Пенсионного фонда Российской Федерации о признании незаконным отказа в индексации страховой пенсии. При этом суд первой инстанции, ссылаясь на часть 1 статьи 26.1 Федерального закона “О страховых пенсиях”, указал, что работающие пенсионеры в период осуществления трудовой деятельности не имеют права на индексацию размера фиксированной выплаты к страховой пенсии и корректировку размера страховой пенсии, а в случае увольнения пенсионер получит суммы страховой пенсии и фиксированной выплаты к ней с учетом, соответственно, корректировки и индексации, имевших место в период осуществления работы, начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем прекращения работы. Часть же 6 статьи 75 Конституции Российской Федерации, предусматривающая индексацию пенсий не реже одного раза в год в установленном федеральным законом порядке, по мнению суда, содержит отсылочную норму и указывает на необходимость применения соответствующего федерального закона, регулирующего указанные правоотношения.

Указанные судебные акты были оставлены без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 23 ноября 2021 года, а определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2022 года О.В. Ливановой отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

По мнению заявительницы, оспариваемое законоположение в части выплаты сумм пенсии по старости в размере, исчисленном без учета корректировки размера страховой пенсии и индексации (увеличения) размера фиксированной выплаты к ней в период осуществления работы и (или) иной деятельности, противоречит статьям 7, 18, 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1), 67.1 (часть 1), 75 (части 6 и 7) и 75.1 Конституции Российской Федерации, поскольку лишает работающих пенсионеров права на ежегодную индексацию их пенсионного обеспечения.

2. Вопрос о проверке конституционности части 1 статьи 26.1 Федерального закона “О страховых пенсиях” уже ставился перед Конституционным Судом Российской Федерации, в том числе после принятия Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 14 марта 2020 года № 1-ФКЗ “О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти”, которым среди прочего была изменена редакция статьи 75 Конституции Российской Федерации. В частности, данная статья была дополнена частью 6, согласно которой в Российской Федерации формируется система пенсионного обеспечения граждан на основе принципов всеобщности, справедливости и солидарности поколений и поддерживается ее эффективное функционирование, а также осуществляется индексация пенсий не реже одного раза в год в порядке, установленном федеральным законом (соответствующие поправки вступили в силу 4 июля 2020 года).

Конституционный Суд Российской Федерации, отвечая на данный вопрос в Определении от 24 июня 2021 года № 1139-О, пришел к следующим выводам.

2.1. С точки зрения изначального предназначения и своей правовой природы страховая пенсия по старости и фиксированная выплата к ней как специальные гарантии социальной защиты граждан (статья 7, часть 2, Конституции Российской Федерации) направлены в первую очередь на восполнение утраты заработка (дохода), обусловленной прекращением лицом его трудовой деятельности в связи с достижением определенного возраста. В силу этого необходимость выплаты пенсии по старости лицам, продолжающим осуществление трудовой деятельности и потому не утратившим заработок (доход), не может рассматриваться как обязанность государства предоставить таким гражданам тот же объем социального обеспечения, который имеют в качестве специальной гарантии социальной защиты граждане, фактически прекратившие трудиться, вытекающая непосредственно из Конституции Российской Федерации (статья 7; статья 17, часть 1; статья 39; статья 75, часть 6) и корреспондирующих ей правовых актов Международной организации труда (а именно Конвенции от 28 июня 1952 года № 102 “О минимальных нормах социального обеспечения”, Рекомендации от 12 мая 1944 года № 67 “Об обеспечении дохода” и др.).

Практика выплаты пенсий работающим пенсионерам использовалась в нашей стране на протяжении десятилетий именно как средство реализации социальной политики государства, имеющее целью повышение материальной обеспеченности пожилых людей в условиях невысокого размера как заработной платы, так и пенсии граждан.

В этой связи произвольный отказ от сохранения за работающими пенсионерами права на получение в период трудовой деятельности назначенной им трудовой пенсии по старости (после 1 января 2015 года - страховой пенсии по старости и фиксированной выплаты к ней) подрывал бы доверие к действиям и решениям органов государственной власти.

Вводя оспариваемое заявительницей правовое регулирование, законодатель, очевидно, принимал во внимание, что работающие пенсионеры, - в отличие от получателей пенсий, прекративших работу, - продолжая осуществлять работу и (или) иную деятельность, в период которой они подлежат обязательному пенсионному страхованию, после достижения пенсионного возраста, продолжают формировать свои пенсионные права. В частности, для них предусмотрен ежегодный перерасчет размера страховой пенсии в связи с увеличением по данным индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования величины индивидуального пенсионного коэффициента исходя из суммы страховых взносов на страховую пенсию, не учтенных при определении величины индивидуального пенсионного коэффициента для исчисления размера страховой пенсии по старости при ее назначении (пункт 3 части 2 статьи 18 Федерального закона “О страховых пенсиях”).

Необходимо учитывать и то, что, как правило, уровень жизни работающих пенсионеров в основном определяется их заработной платой, которая в соответствии со статьей 134 Трудового кодекса Российской Федерации подлежит индексации. Суммы же страховой пенсии по старости и фиксированной выплаты к ней зачастую ниже сумм оплаты труда. Соответственно, выплата названных сумм в период осуществления трудовой деятельности без учета проводимой индексации (увеличения) размера фиксированной выплаты к страховой пенсии и корректировки размера страховой пенсии не оказывает существенного влияния на удовлетворение основных жизненных потребностей пенсионеров, не влечет снижение уровня их жизни, а потому не может рассматриваться как нарушение права граждан на социальное обеспечение (статья 39, часть 1, Конституции Российской Федерации).

2.2. Вместе с тем после вступления в силу части 6 статьи 75 Конституции Российской Федерации, предусматривающей осуществление индексации пенсий не реже одного раза в год в порядке, установленном федеральным законом, федеральный законодатель, принимая во внимание общественные ожидания, а также вытекающую из конституционных предписаний необходимость обеспечения экономической, политической и социальной солидарности, создания условий для повышения благосостояния граждан (статья 75.1 Конституции Российской Федерации), обязан, действуя в рамках предоставленной ему дискреции, внести изменения в действующее правовое регулирование пенсионных отношений и предусмотреть механизм ежегодной индексации страховых пенсий, в том числе периодичность ее проведения в пределах годичного срока, критерии и размеры индексации и пр.

Соответствующее регулирование - исходя из имеющихся и прогнозируемых публичных ресурсов, в том числе формирующихся за счет страховых взносов, - может осуществляться с учетом сохраняющих значение правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации о возможности дифференциации условий пенсионного обеспечения, которая, тем не менее, не может ставить под сомнение право работающих пенсионеров на получение пенсий и на их корректировку в соответствии с законодательством.

При этом законодатель, реализуя свои дискреционные полномочия в соответствующей сфере, вправе руководствоваться объективно обоснованными критериями и предусмотреть поэтапное введение индексации пенсий и для лиц, продолжающих после назначения пенсии осуществлять работу и (или) иную деятельность, в период которой они подлежат обязательному пенсионному страхованию.

Кроме того, исполнение требований части 6 статьи 75 Конституции Российской Федерации связано не только с планированием федерального бюджета и бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации на конкретный календарный (финансовый) год, но и с учетом социально-экономических условий и финансовых возможностей государства на среднесрочный и долгосрочный период, а проведение расчетов, аналитическая оценка и подготовка соответствующих законодательных решений затруднены не вполне предсказуемой динамикой и перспективами развития коронавирусной инфекции (COVID-2019) и другими, в том числе внешнеполитическими и внешнеэкономическими, факторами (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июня 2021 года № 1139-О).

За прошедший год значимость влияния такого рода факторов существенно возросла. Проводя социально-экономическую политику и осуществляя правовое регулирование в сфере социального обеспечения, государство, для которого социальные права граждан являются одной из высших ценностей, обязано принимать в расчет материальные ресурсы, необходимые также для выполнения иных конституционно значимых задач и защиты других конституционных ценностей в условиях актуальных и потенциальных рисков и вызовов. С учетом этого Конституционный Суд Российской Федерации не имеет оснований рассматривать отсутствие изменений правового регулирования, оспариваемого О.В. Ливановой, как позволяющее сделать вывод о наличии признаков нарушения ее конституционных прав.

Таким образом, принятие жалобы О.В. Ливановой к рассмотрению фактически предполагало бы оценку Конституционным Судом Российской Федерации разумных сроков разработки необходимого законодательного регулирования и означало бы вмешательство Конституционного Суда Российской Федерации в разрешение социально-экономических вопросов, с которыми неразрывно сопряжена подготовка изменений оспариваемой заявительницей правовой нормы.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ливановой Ольги Васильевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. ЗОРЬКИН

Автор материала:
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости СМИ
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться


Новости СМИ2


Киномеханика