Статьи
Зазеркалье примерочной

Мировые бренды модной одежды уличены в хищении зарплат

Зазеркалье примерочной

Рисунок: Дмитрий Петров / "Солидарность"

Европейские и американские мировые бренды производят одежду в странах третьего мира, на фабриках-поставщиках. Каждая фабрика выполняет конкретные заказы нескольких брендов и фактически (но не юридически) является зависимым производством: отмена заказа означает остановку работы. Но бренды не несут ответственности за положение работников фабрик - своих субподрядчиков, хотя де-факто бренды - их первичные работодатели. Весной 2020 года, когда бренды отменили размещенные заказы, рабочих просто разогнали, оставив без средств к существованию. Ряд организаций считает это хищением зарплат рабочих со стороны брендов. Общий объем хищений оценивается от 3,2 до 12 млрд долларов, что для Южной и Юго-Восточной Азии сумма астрономическая. И до сих пор ни один из брендов не дал вразумительных комментариев относительно обвинений.

ЦЕНА СТИЛЯ

За что мы платим, когда покупаем одежду известных и модных брендов, вроде Zara, Nike, Tommy Hilfiger? За одежду? В наименьшей степени. За дорогую рекламу, за аренду и оформление магазинов, за фешенебельные офисы, за безумные цепи поставок и, конечно, за dolce vita бизнесменов. Например, владелец контрольного пакета акций Inditex (владеет такими брендами, как Zara, Massimo Dutti, Bershka, Pull&Bear, Stradivarius и др.) Амансио Ортега на 13-м месте (это по оценке Forbes, и на 14-м - согласно Bloomberg) в списке богатейших людей мира с состоянием, по разным оценкам, от 71 до 77 млрд долларов.

На противоположном конце цепи поставок - швейные фабрики в Южной и Юго-Восточной Азии. И те, кто шьет “настоящие американские” джинсы Levi’s или “стильную европейскую” одежду Massimo Dutti, ни к Америке, ни к Европе не имеют никакого отношения. На бирке H&M, Gap, Adidas, скорее всего, будет написано, что произведена одежда в Камбодже, Шри-Ланке, Индии, Пакистане, Индонезии, Бангладеш или Камбодже. И нет, это не собственные фабрики перечисленных брендов - это подряд. Потенциально на одной и той же фабрике сошьют и дешевое поло для H&M, и поло, которое обойдется вам в десять раз дороже, для Tommy Hilfiger. Заплатит ли PVH (владелец Tommy Hilfiger) за свой заказ больше? Едва ли.

Хуже того, исследование, опубликованное 7 июля организацией “Азиатский альянс по минимальной заработной плате” (AFWA), показало, что модные бренды еще и приворовывают часть зарплаты. Общая экономическая схема выживания тяжеловесов модного масс-маркета такова: все риски производства и торговли перекладываются на поставщиков. Властям вышеперечисленных стран выгодно размещение заказов, потому что таким образом они получают налоги от производителей и пошлины с экспорта готовой одежды. Немногочисленный менеджмент и владельцы фабрик тоже не остаются внакладе, потому что у них всегда есть “подушка безопасности” в виде работников.

СЕКРЕТ НЕПОТОПЛЯЕМОСТИ

Исследование AFWA, подготовленное в сотрудничестве с 23 профсоюзами из шести вышеназванных стран, было проведено методом интервьюирования 2185 работников 189 швейных фабрик. Все фабрики зарегистрированы и не являются нелегальным, подпольным производством, все - поставщики первого уровня 15 выбранных международных модных брендов: Walmart, Nike, Inditex, Adidas, H&M, Gap, Marks&Spencer, VF, PVH, Next, Levi’s, American Eagle Outfitters, Primark, C&A, Bestseller.

На основании этого отчета AFWA подает жалобы в судебные инстанции государств, где были вскрыты факты хищения заработной платы. Жалобы уже поданы властям Индии и Шри-Ланки, на рассмотрении находятся жалобы в Индонезии и Пакистане. AFWA считает, что в соответствии с тем, как выстроены отношения европейских и американских заказчиков с азиатскими фабриками, заказчики должны считаться совместными работодателями и нести солидарную ответственность за условия и оплату труда работников на швейных фабриках.

Общий объем хищения зарплат 15 мировыми брендами по оценке AFWA составил 2,307 млрд долларов США (от 18 млн долларов на совести C&A и до 633 млн долларов, которые числятся за Gap) - в среднем падение уровня оплаты труда на 25%. По оценке “Кампании за чистую одежду” денежные потери азиатских рабочих швейной промышленности составили 12 млрд долларов.

Всего исследование AFWA выявило пять менеджерских практик, с помощью которых богатые становятся богаче, а бедные - беднее. Это не просто фигура речи. До пандемии работники швейных фабрик были просто бедны. Когда же в апреле - мае прошлого года начались локдауны и бренды стали отменять уже размещенные заказы, хозяйства рабочих перешагнули порог крайней бедности (рассчитанный при учете паритета покупательной способности местной валюты, исходя из размера семьи, уровня дохода и местного уровня бедности по оценке Всемирного банка).

Новинок среди этих практик нет.

Во-первых, это изменение статуса занятости: увольнение работников и повторный наем на более низкую зарплату, на временный контракт, на худшие условия труда.

Во-вторых, произвольное обеспечение гибкости персонала: уменьшение штата с последующей интенсификацией труда и увеличением рабочих часов для оставшихся.

В-третьих, уклонение от исполнения трудового законодательства: манипуляции с отчетностью и ведомостями, призванные скрыть увеличение рабочего времени и уменьшение зарплаты; штрафные санкции против рабочих за участие в протестах, за уход на больничный и за невозможность вернуться на работу к указанному сроку из-за государственных ограничений в связи с пандемией.

В-четвертых, неэтичные методы использования демографической и гендерной уязвимости рабочей силы: увольнение беременных работниц и пожилых работников обоих полов, при повторном найме - предпочтение мужчинам перед женщинами, увольнение членов профсоюзов и их лидеров, использование принуждения и запугивания временных работников, чтобы они работали дольше без оплаты сверхурочных.

И наконец - использование слабости государства, его неспособности обеспечить социальную защиту работников: отказ от программ соцзащиты, премий, яслей для детей работающих родителей.

О НРАВАХ РАКШАСОВ

AFWA - не единственная международная организация, обратившая внимание на положение рабочих азиатских фабрик - поставщиков мировых модных брендов. Правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) 12 июля опубликовала заявление, в котором призвала правительство Шри-Ланки, владельцев фабрик-поставщиков и международные фирмы - производители одежды защитить безопасность и права рабочих швейных фабрик страны.

Последний локдаун на острове был введен 21 мая этого года, и только 10 июля правительство разрешило открыть (с ограничениями) места культа, рестораны и кафе. Тем не менее президент Готабая Раджапакса не стал закрывать швейные фабрики, поскольку это один из важнейших секторов экономики страны (6% ВВП и 44% экспорта). Пять активистов по защите трудовых прав из четырех разных организаций сообщили HRW, что они получили многочисленные жалобы от рабочих швейных фабрик на то, что менеджмент заставляет их работать без надлежащих средств защиты от инфекции.

“Профсоюзы и государственные инспекторы здравоохранения сообщили о многочисленных вспышках заболевания на фабриках и в общежитиях, где живут многие из работников, утверждали, что работодатели не проводили тестирование работников на COVID-19 и не сообщали о случаях заражения, чтобы сохранить производительность, - говорится в заявлении HRW. - Также активисты трудового движения сказали, что полиция и военные запугивали их, чтобы они не разглашали эти проблемы”.

Это при том, что 25 октября 2020 года правительство Шри-Ланки издало руководство для швейных фабрик, требующее принять меры по охране безопасности и здоровья сотрудников: вентиляция помещений, измерение температуры и тестирование работников, изоляция заболевших.

“Трудовые права существуют только на бумажке, - приводит HRW слова одного из активистов. - Рабочие боятся потерять свои должности, так что даже люди с симптомами болезни все равно продолжают ходить на работу”.

Информаторы добавляют, что даже если руководство фабрики знает о положительном тесте на COVID-19, оно ничего не предпримет для того, чтобы обезопасить работников, и не проинформирует организации здравоохранения. Работодатели нарочно не будут проводить ПЦР-тестирование сотрудников, потому что опасаются за производительность своей фабрики и выполнение заказов: если будет положительный результат теста, работника нельзя будет задействовать на производстве.

Хотя заявление HRW вышло вскоре после публикации доклада AFWA, правозащитники не ссылаются на доклад и оперируют собственной информацией. Тем не менее есть что добавить из доклада AFWA относительно зарплат рабочих ланкийских фабрик. Во время первой волны COVID-19 в марте - апреле 2020 года 96% рабочих были уволены, и в мае 85% из них оставались не заняты. Доля уволенных и не принятых заново сократилась к июню - сентябрю до 25%, но в конце года снова пошла вверх - до 35%.

“Хотя фабрика была закрыта из-за COVID-19 только на последней неделе апреля, рабочим не заплатили за весь апрель - при том, что каждую неделю мы работали сверхурочно. Премию мы также не получили”, - сообщил AFWA Эроми, который работает на фабрике - поставщике бренда Next.

Несмотря на то, что, согласно трудовому законодательству Шри-Ланки, работодатель должен платить 1,5 почасовой ставки за каждый час сверхурочных, в докладе сказано, что всем опрошенным (в Шри-Ланке в исследовании приняли участие 192 человека) сверхурочные оплачивались по заниженному тарифу даже в допандемийный период. И если в январе - феврале оплату сверхурочных получали около 90% работников, то в период с марта по май их доля сократилась до примерно 50%.

СУМКИ KORS И СЛЕЗЫ СРОС

Государствам невыгодно приходить на выручку своим гражданам. Такие заказчики, как Inditex (в 2018 - 2019 годах бренды компании были представлены совокупно почти в 7500 магазинах по всему миру, в 2020 это число сократилось до 6829), Gap Inc. (компания владеет брендами Gap, Banana Republic, Old Navy, Athleta, Intermix, Janie and Jack; в мире больше 3000 магазинов и еще 500 открыты по франшизе), H&M (3894 магазина во всем мире и 269 открыты по франшизе), и многие другие фактически делают экономику исследованных AFWA государств. Вклад текстильной и швейной промышленности в ВВП Индии составляет 5%, Бангладеш - 20%, а 40% ВВП Камбоджи зависит от экспорта производимой в стране одежды.

Когда профсоюзы выводят рабочих швейной индустрии бастовать и требовать принадлежащее им по праву, в ход идут водометы, слезоточивый газ, дубинки полицейских и тюремное заключение. По глобальным данным Международной конфедерации профсоюзов, число стран, в которых рабочих увольняют за попытки создать профсоюз или присоединиться к нему, выросло с 92 в 2018 году до 107 (из 145 исследованных) - в 2019-м. В 2020 году картина не изменилась: 106 из 144. Эта практика характерна и для вышеназванных государств - в антирейтинге МКП за 2020 год Бангладеш на первом месте, Индия - на шестом. Увольнение - практика массовая. К самым упрямым подход иной - избиения, тюремное заключение, убийства.

Камбоджийский профсоюз “Ассоциация производителей одежды” сообщил, что в начале пандемии около 60% фабрик, на которых было представительство профсоюза, получили уведомления об отмене ранее размещенных заказов. 31 марта 2020 года были уволены несколько десятков рабочих - членов профсоюза на фабрике кожгалантерейной компании Superl, что недалеко от столицы Камбоджи города Пномпеня (штаб-квартира компании в Гонконге, Superl производит сумки для Michael Kors, Tory Burch, Kate Spade). Одна из уволенных была на шестом месяце беременности.

Лидер местного представительства профсоюза “Коллективный союз движения рабочих” и цеховой староста Сой Срос написала о действиях компании в социальной сети Facebook. Она написала также, что компания нарушила руководство, изданное правительством Камбоджи 6 марта, согласно которому COVID-19 не может быть использован как повод для дискриминации членов профсоюза.

На следующий день администрация фабрики заставила Сой Срос удалить пост и поставить свой отпечаток пальца под предупреждением на официальном бланке фабрики о том, что Срос обвиняется в диффамации. 2 апреля камбоджийская полиция вывела ее прямо с рабочего места и заключила под стражу. Срос провела 55 дней в камере 10 на 20 метров с 70 другими женщинами. Естественно, без каких-либо средств защиты от инфекции. Надо сказать, что в тот период, когда пандемия только начиналась, камбоджийские власти часто прибегали к арестам за распространение “фейковых новостей” - при этом сами почти не распространяли какую бы то ни было информацию об эпидемии.

27 мая Срос была освобождена и вернулась к работе на фабрике, но говорит вот что: “Работодатель не выказывает ко мне никакого уважения. Ко мне относятся совсем не так, как к остальным. Например, мои коллеги могут свободно ходить за питьевой водой и в туалет, но за мной следит старший менеджер, когда я иду за водой или в туалет. Я чувствую, что слежка усилилась по сравнению с тем, что было до моего ареста”. Поскольку Сой Срос находится под пристальным наблюдением, коллеги все меньше обращаются к ней за помощью и советом.

И это все при том, что по сравнению с другими странами в Камбодже очень высокое профсоюзное членство в индустрии - около 80%. Но профсоюзы раздроблены и разобщены, что существенно затрудняет коллективные переговоры.

Надо сказать, что рабочие Камбоджи, согласно докладу AFWA, наименее пострадали от хищения зарплат: “всего” 72% рабочих ощутили на себе сокращение оплаты, и в среднем за 2020 год оно составило 6%, с пиком 13 - 15% в июне - июле 2020 года.

ДОВЕСОК КОШМАРА

Исследование AFWA выявило еще несколько общих для региона трендов. Прежде всего, во всех этих странах женщины и до пандемии получали меньшую зарплату, чем мужчины, а после массовых увольнений, повторного найма и вынужденных сверхурочных разрыв в зарплате между мужчинами и женщинами вырос еще больше. Общая картина по процентному отношению мужчин и женщин, зарабатывающих меньше прожиточного минимума, примерно такова: с началом пандемии количество и мужчин, и женщин со скудным заработком возрастает в разы, но если среди мужчин это количество к концу 2020 года существенно уменьшается, а иногда возвращается к допандемийным значениям (как в Индии - 4%), то у женщин тенденция не столь обнадеживающая. В той же Индии к ноябрю доля женщин с зарплатой ниже ПМ вновь пришла к весеннему максимуму - 29%.

В некоторых странах гендерное неравенство проявилось и в иных аспектах. Так, в Шри-Ланке график количества сверхурочных часов практически зеркальный: мужчины перерабатывали до пандемии в среднем 2 часа 40 минут, женщины - 3 часа 40 минут. В марте - апреле 2020 года у мужчин сверхурочные сократились до 40 минут, а у женщин увеличились до 4 часов 45 минут. И хотя к концу года графики пошли на сближение, все равно мужчины вернулись к тем же 2 часам 40 минутам, а женщины остановились на 3 часах 50 минутах.

В наиболее уязвимом положении оказались контрактные и временные рабочие. Оплата их труда изначально была ниже, а с наступлением ограничений и отменой заказов превратилась практически в ничто.

Во всех этих странах, кроме Камбоджи, зарплата до пандемии, возможно, немного превышала уровень бедности, но с началом ограничений в марте 2020 года упала ниже этого уровня и к концу года так и не вернулась к позитивным значениям. Только в Камбодже средняя зарплата держалась выше, а в Пакистане она упала ниже уровня бедности, но к концу года смогла восстановиться. Однако по собственному критерию AFWA - отношение дохода домохозяйства к прожиточному минимуму - ни одна из этих стран не показала положительный результат.

Кстати, только в Камбодже доля работников, получивших от фабрики или от государства денежную помощь, составила соответственно 58% и 59%. В остальных же странах доля рабочих, сообщивших о помощи работодателя, не превысила 5%.

Автор материала:
Камиль Айсин - Зазеркалье примерочной
Камиль Айсин
E-mail: aysinkn@gmail.com
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости BangaNet