Образование

Министр Фурсенко подгоняет реформу

30 августа министр образования и науки РФ Андрей ФУРСЕНКО рассказал журналистам о подготовке к новому учебному году. Ему помогали Григорий БАЛЫХИН, руководитель Федерального агентства по образованию, и Виктор БОЛОТОВ, глава Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки. Среди основных задач на будущий год чиновники назвали повышение качества образования. Оно может быть реализовано через резкое сокращение числа вузов после лицензирования. А также через возможную отмену всех отсрочек студентам от службы в армии...

Андрей Фурсенко начал с того, что решил “подвести промежуточные итоги реформы образования в России”. Оказалось, министр удовлетворен ходом преобразований в целом и работой своей структуры в частности. “Ресурсное обеспечение реформы улучшилось, - доложил Фурсенко и пояснил: - За четыре года реформы только федеральное финансирование образования выросло в четыре раза”. О том, какими темпами шло региональное и местное финансирование, министр умолчал. “В школе появились новые образовательные стандарты, появился ЕГЭ (единый госэкзамен. - В.Б.)”, напомнил он. ЕГЭ, уверен министр, - “идеологически правильный шаг”; другое дело - “как это реализуется”. Главное, “чтобы стандарт не был дурацким”. Неплохо уже то, что “сейчас стандарты не дурацкие, а сероватые”. Фурсенко считает, что эксперимент по введению ЕГЭ себя оправдал и должен быть продолжен в будущем году: “ЕГЭ действительно объективнее традиционной итоговой аттестации выпускников школ и вступительных экзаменов в вузы”. При этом наряду с ЕГЭ надо бы сохранить традиционные экзамены, а также предметные олимпиады, по итогам коих можно пройти в вуз вне конкурса. Фурсенко против региональных олимпиад и считает, что “ко всем олимпиадам должны предъявляться единые общероссийские требования”.

Далее министр сформулировал задачи на следующий этап реформы.

По его мнению, в обязательном преподавании религиоведения в школе нет ничего вредного. Кроме полезного: “История религий должна преподаваться как часть культуры, и не факультативно, а как обязательный предмет в школьной программе”. Правда, политкорректность министр все же призвал соблюсти. Он полагает, что это будет история не одной религии, а “всех религиозных учений, которые исповедуются народами России”.
Однако “поскольку огромное влияние на формирование России оказало православие, ему должна быть отведена более значительная часть курса”, - подумал вслух министр. Фурсенко выступил против преподавания в школах священнослужителями любых религий и сказал, что курс истории религии должны вести “светские” учителя по учебникам, рекомендованным министерством: “Школа отделена от церкви, дети получают светское образование, поэтому в государственной школе обязательного религиозного обучения быть не может”. Министр посетовал на то, что пока для курса религиоведения нет ни квалифицированных учителей, ни учебных пособий. Впрочем, это для наших школ проблема фундаментальная, добравшаяся уже до всех предметов...

Другая одиозная дисциплина - НВП (начальная военная подготовка) - российским школьникам в виде отдельного предмета не грозит, просто потому, что “это не обязаловка”. “Возвращения к предмету НВП в том виде, в каком он существовал до 1991 года, не будет. Военное дело станет одним из разделов ОБЖ - “Основ безопасности жизнедеятельности”. (Теперь занятия по НВП обязательны только для мальчиков, а для девочек - по желанию; правда, так было уже в последний советский год.) Зато ОБЖ как раз обязателен, особенно после того, как на этих уроках, по словам Фурсенко, детей “стали учить, как вести себя при терактах”. В рамках же “раздела” НВП расскажут о правах призывников и как-нибудь подготовят к военной службе на практических занятиях - пятидневных выездных учебных сборах.

Чиновников спросили о проблемах отрасли. Глава Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Виктор Болотов сказал, что его служба будет в ближайшее время проводить выездные проверки и “особое внимание уделять проблеме отсева детей из школ”. А то “по нашим сведениям, детишек кое-где уже из начальных классов стали отчислять”, - сентиментально признался Болотов. По каким городам и весям поедут чиновники, прессе, разумеется, не признались.

Фурсенко спросили о наболевшей проблеме закрытия сельских школ, во многих из которых учится не более десятка человек. (Из-за закрытия таких школ часто умирает и сама деревня; более того, как сказал министр, “школа - это центр жизни села”, а то и нескольких.) Здесь министр был более откровенен: “Сельские школы - вообще-то ,прерогатива регионов, муниципалитетов, которые за них и отвечают... Содержание сельского школьника обходятся нам дороже, чем содержание студента МГУ!” Дав понять, что закрытие таких школ (и, соответственно, умирание деревень) неизбежно, министр образования предложил все же отсрочить этот “мор” с помощью ряда припарок. А именно: объединить школу с клубом (тем паче что где-то в Чувашии он уже такое видел), дабы “удешевить содержание школьников и удержать школу”. (Убить двух зайцев - это похвально, однако министр, видимо, не знает, во что превратились сейчас многие сельские клубы. А ведь перевод туда школы предполагает, что там и маленькие дети будут учиться...) Другой выход - организовать на селе движение школьных автобусов, которые бы возили детей из окрестных деревень в одну школу. Правда, тут же добавил министр, в некоторых обширных регионах вроде Якутии пустить автобусы невозможно из-за огромных расстояний и сурового климата. В таких проблемных краях Фурсенко предложил создавать интернаты. Потому как других выходов он не видит...

На вопрос корреспондента “Солидарности” об отношении чиновников к возможной отмене всех отсрочек для студентов (которая наложится на сокращение числа вузов и сильно “поспособствует” повышению качества преподавания и кадрового потенциала) вразумительного ответа не последовало. Фурсенко, подумав секунд пять, ответил так: “Что касается принятия этого закона (об отмене отсрочек) - тут я не в курсе, с нами он не обсуждался... Надеюсь, перед тем как он будет внесен на рассмотрение, наше министерство примет участие в обсуждении... А вообще, тяга к высшему образованию существует и у мальчиков, и у девочек. Так что нет ярко выраженной зависимости между желанием избежать службы в армии и стремлением поступить в вуз...” Отвечая на вопрос другого журналиста, Фурсенко невзначай посетовал на то, что “мы слишком спокойно относимся к повышению качества в системе образования. Но как только предлагаются хоть какие-то шаги в части того, как это качество обеспечить, начинаются крайне болезненные реакции...”

Вадим БАРАБАНОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика