Разговор с Делягиным

О жилищно-коммунальной катастрофе

Михаил ДЕЛЯГИН, доктор экономических наук,
отвечает на вопросы “Солидарности”

- Михаил Геннадьевич, зима стала в реформаторской России подлинным стихийным бедствием. Чем были вызваны массовые отключения тепла в прошлый отопительный сезон, и что ждет нас нынешней зимой?

- Главный страх россиян - отключения тепла и света. Если за отопительный сезон 2001/2002 годов без света и тепла на сутки и более оставались 116 тысяч человек, то за прошлую зиму - свыше 2,1 миллиона.

Причина - не только холода и разрушение ЖКХ, но и подготовка к выборам. Правительство в начале 2002 года, повысив зарплату бюджетникам, дало деньги только оплачиваемым из федерального бюджета. Большинству, оплачиваемому регионами, было сказано: наше дело принять решение, а искать деньги - дело губернаторов. И большинству регионов пришлось отдать бюджетникам деньги ЖКХ. А в России, без Москвы и Санкт-Петербурга (где бюджетные расходы на ЖКХ выросли вдвое), бюджетное финансирование ЖКХ с учетом инфляции упало на 9,7%.

Однако эта зима будет теплой не только из-за погоды и выборов, но и благодаря страху, пережитому властью.

- А каково состояние ЖКХ?

- Износ коммуникаций - 60-70%, потери тепла в сетях - 37%. Число аварий выросло: в 2002 году их было 80 тысяч, за первые девять месяцев этого года - более 107 тысяч. О профилактике аварий уже и не заикаются, речь идет лишь об ускорении реакции на них.

Причина бед - монополизм в сочетании с локальностью.

Как и все естественные монополии, электросети, теплосети и водоканалы непрозрачны, не ограничены в росте тарифов и не заинтересованы в качестве услуг. Поставщики ресурсов для ЖКХ - тоже монополии, в том числе не регулируемые государством. Непредсказуемость цен на их продукцию дестабилизирует ЖКХ.

Его проблемы усугубляет и локальность. Масштаб РАО “ЕЭС России”, “Газпрома” и железных дорог повышает их жизнеспособность, позволяя маневрировать ресурсами, распространять опыт, привлекать специалистов возможностью карьеры. Предприятия ЖКХ ограничены масштабами населенного пункта, и переброска средств между ними невозможна, обмен опытом затруднен, а карьерные перспективы отсутствуют.

До 50% объектов ЖКХ бесхозны - и об их развитии нет и речи, но для завершения инвентаризации чиновники требуют 9 млрд. рублей.
В ЖКХ нет даже нормального учета. Говоря о том, что кредиторская задолженность ЖКХ почти в 1,5 раза больше дебиторской, вице-премьер заметил, что разрыв мог появиться “из-за двойного и даже тройного счета”.

- Как обстоят дела с финансовым оздоровлением ЖКХ?

- В 1996 году “либеральные фундаменталисты” обнаружили, что ЖКХ - крупнейшая статья расходов регионов, и перекладывание этих расходов на население сократит дефицит бюджета. Эта идея стала стержнем реформы.
Доля стоимости услуг ЖКХ, которую население должно было оплачивать, за 2002 год выросла с 70 до 80%. Но реальная доля оплаты не изменилась - 71%, а без субсидий - 53%. При этом тарифы для населения выросли в 1,5 раза (а за 2001 год - в 1,6 раза!).

Выбивая деньги из населения, “либеральные фундаменталисты” обвиняли его в иждивенчестве. Но главный должник ЖКХ - государство. Долги перед ЖКХ (более 200 млрд. рублей) лишь на 24% сформированы населением; 31% - долги бюджетов и еще 22% - бюджетных организаций. Долг бюджетной системы перед ЖКХ в 1,4 раза больше долгов ЖКХ перед ней! На фоне замороженных в бюджете 250 млрд. рублей это шокирует, но рост тарифов из-за политического бесправия населения продолжается.

Переход на адресные субсидии гражданам облегчит положение, но он недостаточен, так как ЖКХ останется неконтролируемой монополией. Кроме того, всю поддержку ЖКХ не удастся перевести в адресные субсидии из-за наличия убыточных предприятий и того, что тарифы не включают затраты на капремонт, по-прежнему идущие из региональных бюджетов.

Рост тарифов ЖКХ - дорога в никуда: высасывание средств потребителей лишает их инвестиционных ресурсов, а бедность населения не дает модернизировать ЖКХ за счет его средств. Рост тарифов даже сокращает потенциал модернизации ЖКХ: богатые потребители создают автономные системы обеспечения, а централизованные системы ЖКХ сохраняют высокие издержки, но теряют лучших плательщиков.

Аналогичный эффект вызывает установка счетчиков, которые сбрасывают бремя оплаты технологических и административных потерь на остальных, обычно менее обеспеченных потребителей.

- Но ведь ЖКХ реформируется уже много лет. Какие-то продвижения к лучшему есть?

- РАО “ЕЭС России” сначала за долги (вызванные ростом его тарифов) брало под контроль муниципальные сети, а затем дополнило экспансию созданием “Российских коммунальных систем” (РКС), призванных получать прибыль за счет снижения издержек ЖКХ. Для Чубайса эта экспансия, вероятно, имеет и политическое значение, создавая возможность прямого контроля над жизнью избирателей.

Но бизнесу интересны лишь благополучные города. Поэтому он лишь помощник государства, которое прежде всего должно провести взаимозачет: в 2002 году 40% заработанных ЖКХ средств ушло на покрытие долгов. Другой шаг - создание системы контроля над издержками ЖКХ, принуждающей к их снижению на 3-5% в год.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика