Александр Шершуков

Куда ведут страну трудовые конфликты?

Александр Шершуков
Главный редактор

Готовясь к выступлению на конференции по конфликтологии, которая пройдет в начале октября в Санкт-Петербурге, я попробовал выделить пять самых специфических трудовых конфликтов этого года. Таких, которые лучше всего показывают имеющиеся тенденции.

В 90-е годы основными причинами социально-трудовых конфликтов (СТК) были невыплата зарплат и массовые сокращения. Чуть позже, уже в 2000-е, мы ненадолго столкнулись с массовыми претензиями относительно уровня зарплат. Сейчас - на новом уровне - причины СТК 90-х годов возвращаются: невыплата заработной платы работникам, сокращение числа работников и нарушения условий труда.

Но есть и нечто особенное. Вот пять случаев из 2021 года, когда внимания заслуживает либо реакция власти, либо политика бизнеса, ТНК, либо общественная реакция.

ПРИМЕР ПЕРВЫЙ. ЕКАТЕРИНБУРГ. АВТОТРАНСПОРТ

Проблемы муниципального транспорта в России стандартны. Схема его уничтожения следующая: предприятие загоняют в долги, не повышают стоимость проезда и не компенсируют расходы. Отбирают наиболее доходные маршруты, которые отдают частнику. После этого банкротят - и на место муниципального предприятия приходит частное. Зачастую аффилированное с представителями власти, которые, собственно, и уничтожали муниципальное.

В чем специфика этого примера? Екатеринбургское предприятие “Гортранс”: работники получают в полтора раза меньше положенного по отраслевому соглашению. То есть отраслевое соглашение фактически легально не выполняется. Городской бюджет не компенсирует расходы, муниципальный контракт финансируется на 10 - 30%. У предприятия огромные долги. В августе были случаи, когда в нескольких районах энергетики отключали от электричества трамваи и троллейбусы за долги. Работники начали обращаться в суд и организовали акцию протеста в интернете.

Интересна реакция власти. В начале августа было совещание у замгубернатора. Согласно принятому протоколу поручения, только сбор информации должен был идти до конца сентября. Несколько тысяч собранных подписей работников были переданы в приемную полпреда президента. И оттуда вернулись в свердловский департамент транспорта. Насколько я знаю, пока что изменений не произошло.

По сути, никакой реакции со стороны органов власти, правоохранителей на продолжающееся нарушение законодательства и подписанных соглашений - нет. К чему это может привести? К полноценному трудовому спору. К массовым судебным искам работников к предприятию, что может закончиться его банкротством.

ВТОРОЙ ПРИМЕР. СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ. КАЛИНОВСКИЙ ХИМИЧЕСКИЙ ЗАВОД

В декабре 2020 года в результате профсоюзной проверки на Калиновском химзаводе были выявлены нарушения в оплате труда. В апреле 2021 года Государственная инспекция труда провела плановую проверку, которая также подтвердила факты нарушений. Директор завода Сергей Михайлов решил, что проверки - это инициатива председателя профсоюзной организации. Сначала предпрофкома Светлане Баус было объявлено два надуманных выговора. А затем ее уволили, причем с нарушением требований Трудового кодекса, даже не дождавшись мотивированного мнения вышестоящей профорганизации.

В поддержку предпрофкома была проведена публичная кампания. Несколько сотен профактивистов разместили в соцсетях свои фото с плакатами в руках в поддержку Баус и с требованием ее восстановления на работе. На это отреагировала корпорация “Ростех”, в которую входит химзавод. В этом смысле профсоюзная кампания сыграла роль информационной по отношению к руководству корпорации. Председатель профсоюза в Москве встретился с представителями компании, Баус была восстановлена практически сразу же. Смены директора добиться пока не удалось.

Является ли это примером СТК? Скорее, да. Есть явные противоречия между работниками и работодателями. Есть нарушения закона. Специфика, повторю, в том, что форма разрешения конфликта включала в себя относительно новое - высказывания своего мнения представителями работников. Массовая реакция в соцсетях плюс включение профструктуры - это вместе привело к результату.

ТРЕТИЙ КЕЙС. ПЕРМЬ. ТНК “НЕСТЛЕ РОССИЯ”,

Несколько месяцев продолжается конфликт вокруг графика смен на предприятии “Нестле” в Перми. Согласительные процедуры не ничего не дали. Профком пытался провести пикеты, но из-за демонстративной волокиты администрации города согласия на это не получил.

Этот кейс интересен тем, что по ходу самого конфликта представитель прокуратуры начал опрашивать работников - членов профсоюза на предмет потенциально незаконных действий профкома и его лидеров, требовать внутренние документы и т.д. То есть начал оказывать давление на профорганизацию, в конечном счете выступая на стороне оппонента - иностранной компании.

История про “Нестле” стала одним из поводов для заявления не только профсоюза работников АПК, но и для заявления ФНПР в защиту прав профактива и профорганизаций.

Специфика кейса: структура, которая должна контролировать исполнение закона, по сути, вмешивается в конфликт на стороне компании.

ЧЕТВЕРТЫЙ КЕЙС. МОСКВА. ТЕАТРЫ

СТК в театре Ермоловой (а до этого - во МХАТе им. Горького, до этого - в театре Гоголя и еще в ряде учреждений культуры). Сокращения. Перевод на срочные контракты. Фактически это два процесса: перевод репертуарного театра в форму антрепризы, перевод актеров из постоянных работников на условия временной занятости.

ПЯТЫЙ КЕЙС, САМЫЙ ИНТЕРЕСНЫЙ

СТК - как процесс обсуждения поправок к X разделу ТК РФ летом этого года. Поправки к разделу “Охрана труда” предусматривали, например, что в зависимости от наличия средств индивидуальной защиты на рабочем месте может снижаться класс вредности условий труда и соответствующие выплаты и льготы работникам.

Было очень бурное обсуждение, которое, кроме полемики в кабинетах, включало даже видео “Почти как в офисе”, снятое профактивистами из Челябинского обкома ГМПР.

Можно ли считать обсуждение поправок к ТК формой социально-трудового конфликта? Традиционно СТК в терминологии рассматривается как неурегулированные противоречия между работниками и работодателями разного уровня. Атрибуты СТК: неурегулированные противоречия между работодателями и представителями работников; вопросы изменения действующего законодательства; не носит индивидуального характера; потенциальная угроза для социальной стабильности.

Тот факт, что в итоге эти противоречия были урегулированы, - не означает, что их не было…

КАКИЕ ТЕНДЕНЦИИ МОЖНО ЗАФИКСИРОВАТЬ?

Отстранение или игнорирование СТК отдельными представителями государства (исполнительная власть), вплоть до фактического отстаивания позиции работодателя.

Большее число профсоюзных публичных кампаний. Таким образом, роль контролера берут на себя соцсети, а не инспекции труда.

ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ?

В связи с тем, что количество СТК не снижается, думаю, что нас ожидает некий единичный суперконфликт (не в смысле числа участников, а в смысле попадания в фокус внимания), который привлечет внимание высших должностных лиц государства и потребует от них решений по нормализации государственных подходов к “расшивке” СТК. Перефразируя вице-премьера Андрея Белоусова, работодатель слишком явно, при бездействии части госорганов, “нахлобучивает” труд. Это заметно и должно прекратиться.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Все авторы
Новости СМИ2


Киномеханика