Top.Mail.Ru
Камиль Айсин

Перед лицом бездны

Камиль Айсин
журналист газеты "Солидарность"

Экономический и промышленный успех конца XIX века привел к беспрецедентному (на тот момент) мировому военному конфликту. В наше время доступность информации, свобода в потреблении товаров и услуг, не ограниченная ничем, даже глубиной кошелька, может привести - или уже привела? - к тотальному контролю и надзору, формированию личности в угоду культуре сиюминутного потребления, а не гуманистических идеалов. И в то же время без надзора и контроля остается весь Мировой океан, а на его просторах расцветает самое циничное и широкомасштабное презрение к любым законам. Бесконтрольная деятельность человека грозит не только экологической катастрофой, но для бедных стран - еще и социально-экономической.

Леонид ГРИГОРЬЕВ, Александра МОРОЗКИНА
“Успешная неустойчивая индустриализация мира. 1880 - 1913”

Москва, Санкт-Петербург, “Нестор-история”, 2021

В книге Леонида Григорьева и Александры Морозкиной интригует уже само название. С первого взгляда похоже на оксюморон - “успешная неустойчивая”, но только с первого взгляда. Более того, оказывается, что такое заглавие - даже не дань маркетингу, а точный способ охарактеризовать исторический этап, который рассматривают авторы: 33 года до Первой мировой войны.

Книга написана научными сотрудниками факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики.

Леонид Григорьев - главный советник руководителя Аналитического центра при правительстве России. На его счету больше 300 научных работ, и одна из главных - трехтомная “Экономика переходных процессов”. Это сборник работ автора, опубликованных с 1988 по 2009 год и посвященных проблемам перехода России от плановой экономики к рынку.

Александра Морозкина помимо “Вышки” работает в Центре бюджетного анализа и прогнозирования Научно-исследовательского финансового института Минфина России. Для авторов это не первый опыт совместной работы, ранее они написали три главы для книги “Стратегия России в БРИКС: цели и инструменты”.

Период 1880 - 1913 годов в Америке с подачи Марка Твена называется “позолоченным веком”. Но и в Европе это было время расцвета, о котором потом со щемящей тоской вспоминали представители “потерянного поколения”. Даром что застали они это время только детьми и знали лишь вершину айсберга - расцвет культуры, технического прогресса, рост экономики. Вот это и подразумевается под “успешной” индустриализацией мира в книге Григорьева и Морозкиной.

Для Европы эти годы обошлись без крупных войн. ВВП вырос в абсолютных величинах беспрецедентно, и даже если принять во внимание рост населения, то подушевой ВВП все равно показывает внушительную прибавку. Научно-технический прогресс привел к увеличению средней продолжительности жизни. Росла международная торговля.

Но при разговоре об этом “позолоченном веке” (с позволения Марка Твена будем иметь в виду не только Соединенные Штаты, но и Европу, включая Россию) невозможно обойти стороной разграбление колоний с применением оружия, порой слишком жестокое и циничное. Именно поэтому “позолота” распространяется только на западный мир. Невозможно обойти стороной и тяжелейшие условия труда, в которые были поставлены рабочие, чьими руками совершался промышленный рывок. Тяжелое положение пролетариата выходило за пределы их рабочих мест и распространялось на быт. А экологическое благополучие мира вовсе не рассматривалось как фактор, имеющий хоть какое-то значение: именно в эту эпоху начинается промышленное загрязнение водоемов и атмосферы. И обезлесивание продолжается, несмотря на активное использование угля и начало разработки нефтяных месторождений.

И так мы приходим к объяснению второго эпитета для индустриализации мира в конце “долгого XIX века” (по определению историка Эрика Хобсбаума, а не по хронологии). Неустойчивая индустриализация завершилась глобальным военным конфликтом и падением трех империй. Она содержала в себе катализаторы социального напряжения - эксплуатацию трудовых масс вкупе с их политическим бесправием и зияющей пропастью социального неравенства между верхними 10%, в руках которых сосредоточилась половина доходов и благосостояния, и беднотой, доля которой к 1910 году хоть и сократилась, но все равно составляла катастрофические 82,4%. Для многих из-за переселения из деревни в город бедность сопровождалась неустроенностью во всех отношениях.

Эта книга не объясняет причин Первой мировой и революции 1917 года, хотя авторы и пишут, что всегда держат в уме знание о том, к чему описываемый период приведет. Задача состояла в том, чтобы экономическими методами прояснить, почему период подъема (а как пишут авторы, это был переходный период, после которого человечество ждал огромный рост производительности труда и социальных благ) привел к мировому конфликту.

Джонатан КРЭРИ
“24/7. Поздний капитализм и цели сна”

Москва, Издательский дом Высшей школы экономики, 2022

Известный историк и теоретик современного искусства, профессор Колумбийского университета Джонатан Крэри отечественному читателю известен по книге “Техники наблюдателя”. В книге “24/7”, вышедшей на английском в 2013 году и только теперь переведенной на русский язык, он осмысляет проблему “гомогенизации времени”.

Во-первых, о термине: гомогенизация - уменьшение степени неоднородности. Это одно из главных последствий влияния современного капитализма на то, как человек проживает свою жизнь в масштабе повседневности. Речь не идет о стадиях человеческой жизни, хотя влияние информационного капитализма на изменение границ и содержания понятий “детство, отрочество, юность” (и далее) было бы интересно проследить. Размывается время дня и ночи, начала и конца недели - потому книга и называется “24/7”. Как пишет по поводу выбора именно этих цифр, а не 24/365, сам Крэри, увеличение масштаба позволяет предположить, что в этом громоздком потоке что-то может измениться и возможны непредвиденные события.

Во-вторых, об авторе. Точнее, о том, как на анализе времени при информационном капитализме сказалось то, что Крэри не экономист и не антрополог, а арт-критик. Тонкая интуиция этой книги основана на широком информационном поле - отчасти окружающем каждого из нас круглые сутки, отчасти принадлежащем истории. Здесь нет графиков и статистики, скорее - это философское осмысление безостановочной работы рынка. Что, безусловно, сразу открывает возможности для критики и обвинений Крэри в том, что он тенденциозен в выборе предпосылок. И в том, что, вопреки нормальной науке, у него сначала есть итоговый постулат, а уж затем из массы имеющихся данных он выбирает только то, что служит доказательством его правоты. Возможно, в чем-то так оно и есть. Как бы то ни было, книга наводит на интересные размышления.

Поздний капитализм - это доступность. Не только доступность товаров и услуг в режиме 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, но и человека. Такое размывание дня и ночи, начала и конца недели открывает двери непрерывному потребительству и ведет - через доступность информационных продуктов с помощью гаджетов - к тотальному контролю и надзору. Сон, который можно рассматривать сразу в двух ипостасях - как целительную передышку и как вверение заботы о своей безопасности обществу, - оказывается несовместим с информационным капитализмом. “Каким бы уединенным и приватным ни казался сон, он все же не отделен от тонкого межчеловеческого кружева взаимной поддержки и доверия”, - пишет Крэри. Но каждый оказывается один на один с окошком, через которое на личность смотрит вездесущее око капитализма. И это приводит к атомизации общества, то есть фактически к его разрушению.

Одно из подтверждений этому Крэри видит в феномене блогерства. Его он называет “триумфом односторонней модели автоматического общения”, поскольку в нем напрочь отсутствует элемент диалога, то есть “необходимость кого-то ждать и выслушивать”.

Подобных примеров в этой небольшой книге масса, но напоследок - любопытное наблюдение ее автора по поводу просмотра телевизора. Крэри называет и эту считающуюся рекреационной деятельность - а скорее даже бездеятельность - формой труда. И с ним нельзя не согласиться: просмотром рекламы мы создаем прибавочную стоимость, то есть затраченное время и наше внимание стоят каких-то денег. Подтверждение этому можно найти в любой форме онлайн-развлечений, где предлагается обменять деньги на отключение рекламы. Или же в играх предлагается посмотреть рекламу, чтобы получить вознаграждение, выраженное внутриигровой валютой (на которую в любой другой момент можно в одностороннем порядке обменять и реальные деньги).

Иен УРБИНА
“Океан вне закона. Работорговля, пиратство и контрабанда в нейтральных водах”

Москва, “Альпина нон-фикшн”, 2022

Проект “Океан вне закона” родился как серия статей, которую Иен Урбина написал для газеты The New York Times. В 2015 году эта серия принесла ему премию Джорджа Полка от Лонг-Айлендского университета за зарубежный репортаж. В 2019 году вышла одноименная книга, ставшая бестселлером, но ее автор получил известность за пределами круга коллег даже раньше. В марте 2008 года NYT опубликовала сенсационную новость: губернатор штата Нью-Йорк Элиот Спитцер был уличен в связях с проститутками (за казенный счет и за счет взяток) и в покровительстве эскортному агентству. Спитцер был вынужден попросить прощения у семьи и граждан штата и подать в отставку. А группа проделавших расследование журналистов - в их числе был Урбина - получила одну из самых престижных заокеанских премий в профессии, Пулитцеровскую.

В книге “Океан вне закона” Иен Урбина пишет о тотальном бесправии, царящем на двух третях поверхности Земли. Но океан - не территория беззакония в юридическом смысле: законы, международные соглашения и другие регулирующие акты есть. Возможно, это даже территория “сверхзакония”, потому что всевозможных нормативных актов так много, что их хитросплетения позволяют вытворять фактически все, что в голову взбредет. И как это часто бывает в правовом поле, где сталкиваются локальное право и международные соглашения самых разных мастей - торговые, территориальные, морские и т.д., - здравый смысл легко может вступать в противоречие с тем, что позволяют юридические лазейки.

Но даже не правовая путаница является главной проблемой, все гораздо проще. Ни у одного государства не хватает мощности следить за исполнением закона хотя бы в своих территориальных водах (12 морских миль от берега, или 22,2 км). Не говоря уж о международных водах, где неясно, чья юрисдикция. По мере сил морякам помогают профсоюзы, но разделенные в любое другое время, судоходные компании поразительно едины в борьбе с ними.

С проблем юрисдикции книга и начинается. История о том, как два корабля “Флотилии Нептуна” преследовали самый разыскиваемый, согласно спискам Интерпола, браконьерский корабль в мире - “Тандер”. “Флотилия Нептуна” - это флот благотворительной природоохранной организации Sea Shepherd (в книге - “Морской дозор”, также переводят как “Пастырь моря”, “Морской пастух”). Эта организация откололась от Greenpeace в 1977 году. Основатель “Морского дозора” Пол Уотсон счел действия Greenpeace недостаточно решительными и собрал команду тех, кто был не против “драки” с китобоями, браконьерами и всеми теми, кто угрожает морской фауне. Преследование “Тандера”, которое, кстати, является самой длительной морской погоней в истории, закончилось плачевно для судна браконьеров. Но команда, препровожденная в порт на корабле “Морского дозора”, так и не заплатила за свои преступления.

Фактическое отсутствие закона не всегда означает что-то плохое, так же как и законы не всегда значат что-то для всех хорошее. Неспособность государств контролировать соблюдение норм права в Мировом океане еще и дает возможность распоряжаться своим телом по собственному усмотрению. История “Вояж “Аделаиды” - о том, как путешествующая по миру яхта организации “Женщины на волнах” помогает с проведением абортов жительницам тех стран, где аборты запрещены законом.

Моралисты, религиозные активисты и другие противники искусственного предотвращения беременности предпочитают не обращать внимания как минимум на одно следствие криминализации спровоцированного выкидыша. Аборты проводятся, несмотря на потенциальное наказание. Они лишь уходят в подполье со всеми последствиями - высокой ценой и низким качеством, что вредит жизни и здоровью женщин.

История доктора Ребекки Гомпертц как раз об этом. Ее вояж, разумеется, встречает противодействие со стороны государства или поборников криминализации абортов. Но шумиха, как пишет Урбина, только на руку Гомпертц, потому что позволяет идти к выполнению сверхзадачи - просвещению женщин, информированию о контрацепции или медикаментозном аборте на ранних стадиях. И провоцирует общественную дискуссию о декриминализации абортов. Между прочим, небезуспешно.

Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Все авторы


Новости СМИ2


Киномеханика