Камиль Айсин

Вчера, сегодня, завтра

Камиль Айсин
журналист газеты "Солидарность"

Многотысячелетний переход от “варварства” к цивилизации, от присвоения соседских и природных богатств к производству - процесс загадочный. Почему людям понадобилось закабалять себя более интенсивным трудом, налогами и даже личной несвободой? Точно ли стены защищали тех, кто внутри, а не удерживали их от соблазна вырваться наружу? Это была первая экономическая революция, которая - в крупном масштабе - продолжалась чуть ли не до XX века, а в более мелком - местами до сих пор идет. Идет параллельно с уже третьей революцией, которая по своей природе не такая точечная: ей нужен весь мир.

Джеймс СКОТТ
“Против зерна. Глубинная история древнейших государств”

Москва, Издательский дом “Дело” РАНХиГС, 2021

В книге “Против зерна” Джеймс Скотт, почетный профессор политических наук, содиректор Программы аграрных исследований и профессор Йельского университета, вступает на территорию загадок. Это ранняя история человечества: переход от присваивающего хозяйства к производящему и создание городов (а потом и городов-государств) из небольших племенных образований, объединений разрозненных и малочисленных племен и общин, - всегда будет областью теорий. Реконструировать ее приходится по косвенным данным или по данным неисторических дисциплин, которые позволяют пролить на некоторые аспекты жизни человека свет. Как, например, данные молекулярной биологии - на эпидемии, которые возможны лишь в условиях скученного проживания достаточно большого количества людей на ограниченной территории.

От доисторической “истории” человечества не осталось никаких письменных или визуальных памятников, которые могли бы показать нам, каким был процесс первой в человеческой истории экономической и политической революции.

Еще французский антрополог Клод Леви-Стросс отмечал, что школьная парадигма истории, которая описывает цивилизационный процесс как непременный прогресс, окрашенный исключительно положительно, на самом деле ошибочен в том плане, что переход от охоты и собирательства к земледелию потребовал значительно большего количества усилий и трудозатрат. Это же отмечает и Скотт: по соотношению затрат энергии на добычу продуктов питания сельское хозяйство гораздо менее ценно, чем охота. Да и зерновая диета уступает белковой. Более того, скученность в городах порождает массу проблем, прежде всего эпидемиологических.

Тем не менее очевидно, к чему мы пришли. И Скотт в своей книге пытается ответить на вопрос, почему же так получилось. Казалось бы, нонсенс - перемены первой экономической революции были переменами к худшему. Но мы знаем, что неолитическая революция создала ранние города, прежде всего в долинах рек Тигр и Евфрат, и автор обращается главным образом к анализу цивилизации Междуречья. Он не ограничивается исключительно этим регионом, хотя Египет, Греция, Рим, Китай и Древняя Индия интересуют его в меньшей степени - как стоящие несколько позже на стреле времени.

Процесс переселения в города не был ни быстрым, ни гладким. Воздвигавшиеся стены были призваны не только (а может, и не столько) оградить город от пришельцев извне, сколько удержать горожан от соблазна выйти наружу. Ведь кочевая жизнь имела ряд своих преимуществ, одним из которых была свобода от уплаты налогов.

Кстати, именно налоги подсказывают автору ответ на вопрос, почему древнейшие цивилизации складываются вокруг пшеницы и риса (шире - зерновых), а не картофеля или кукурузы. Налоги. Пшеница созревает единовременно и вся сразу, ее не оставишь на поле, с ее помощью удобно вести точные расчеты, да и соотношение объема и калорийности у нее лучше, чем у кукурузы и картофеля. Тем более что картофель вообще можно оставить в земле, и тогда сборщику натурального налога придется несладко в попытках изъять причитающееся.

Майкл МАНГЕР
“Завтра 3.0. Трансакционные издержки и экономика совместного пользования”

Москва, Издательский дом Высшей школы экономики, 2021

В первую очередь необходимо прояснить название. “Вчера 1.0” - это тема вышеупомянутой книги Джеймса Скотта: первая экономическая революция, также известная как неолитическая, переход от присваивающего хозяйства к производящему. “Сегодня 2.0” - это мир, в котором мы живем и который на наших глазах преобразуется в “Завтра 3.0”. Это мнение сейчас не разделять очень сложно, даже если живешь далеко от крупнейших центров глобальной цивилизации.

В этом и состоит первое доказательство. Если перемены, приведшие к преобразованию разрозненных небольших групп, представлявших собой политическое и экономическое единство, в города-государства и государства с обширными границами, заняли тысячи лет, то переход к глобальной информационной цивилизации происходит фактически единовременно и повсеместно. Малограмотные рыбаки Никарагуа в не меньшей степени участники этого глобального перехода, чем обычные лондонцы или жители любого другого современного мегаполиса, и именно потому, что оказываются на связи одни с другими. Пусть некоторые из них не могут написать даже пару предложений, но фотографии порой красноречивее тысячи слов.

“Подумаешь! - скажете вы. - Пусть каждый богом забытый рыбак (ткач, крестьянин…) заведет себе аккаунт в социальной сети - это еще не показатель цивилизационного масштаба!” И будете неправы. Это проводник - один из многих - новейшей модели потребления, к которой мы движемся. Речь идет о совместном потреблении и сокращении объема частной собственности.

Отчасти речь об этом уже заходила, только с другого ракурса, в книге “Конец владения” Аарона Перзановски и Джейсона Шульца (с рецензией на нее можно ознакомиться здесь). Автор же представляемой здесь книги, профессор сразу двух кафедр в Университете Дьюка в Дареме (США) - политологии и экономики - Майкл Мангер смотрит на процесс шире. И ставит вполне резонный вопрос: зачем владеть каким-то предметом, приобретать его в собственность за полную стоимость и, вероятно, оплачивать сопутствующие издержки (например страховку, смену резины, масла и других расходников, парковку, аренду гаража и т.д.), если значительную часть времени он стоит без дела? И если бы этим же предметом могли пользоваться и другие люди, то вам пришлось бы заплатить только за то время, которое этот предмет приносит вам пользу.

Мангер приводит в пример электродрель: есть почти в каждом доме, но проделывает дыры в стенах - то есть выполняет свое прямое предназначение - всего несколько минут в году. И то - в среднем, а так может лежать годами, всеми позабытая. И такие бесхозные дрели миллионами ждут свои 15 минут славы. Разве это рационально? Мангер прав: нужна не сама дрель, а дыра в стене. Для этого можно вызвать профессионала, у которого точно будет сверло по бетону, и он может отличить его от сверла по дереву. Или взять дрель напрокат.

Но институт проката существовал задолго до этой вроде бы мифической третьей экономической революции. Что же изменилось? А сократились трансакционные издержки. Подробно об этом - в книге, но если “округлить”, то сейчас взять нечто напрокат - быстрее, надежнее и дешевле. Вам не надо идти в пункт проката, записываться в очередь (если нужная вам вещь пользуется спросом), а в итоге получить предмет в ненадлежащем качестве. Клик на смартфоне - и уже через час в постамате лежит нужная вещь.

Дрелями дело, конечно, не ограничивается - Uber и убероподобные компании, Amazon, Facebook и другие, предлагают то же самое. Происходящее похоже на качание маятника: инновации ведут за собой, но лишь немногие оседлали их и нашли способ заработать на них баснословные состояния. У простых людей не было образовательного бэкграунда в этой сфере и ресурсов Стэнфордского университета, как у Сергея Брина и Ларри Пейджа, когда они создавали Google, так что эти люди поплыли по течению в заданном фарватере.

Маятник качнулся в сторону накопления капитала и извлечения максимальной выгоды для обладателей ноу-хау. Но мы должны помнить, что цивилизация за прошедшее до третьей экономической революции время накопила не только технологии, но и гуманитарные ценности. Так что при формировании новой экономики - ответственного и разумного потребления и экономии средств - надо не выплеснуть с водой и ребенка. То есть сделать так, чтобы совместное потребление было не необходимостью нищего безработного. А когда условные дрели будут нужны не в каждой квартире, то их хватит парочки на квартал. Тогда и производство неизбежно сократится.

Восторженный тон Мангера по этому поводу и апология Uber тоже лежат в этом фарватере. В какой-то степени тон книги определяется взглядом со стороны, которая ближе к Uber, чем к простым таксистам. Но и эта рубрика - не катехизис.

А вообще, будущее с минимумом частной собственности, в которую войдут только действительно личные вещи, вроде зубных щеток и нательного белья, очень похоже на коммунизм. Но только с одного ракурса - национализацию предприятий и плановое хозяйствование Мангер не пророчит. Определенно радует то, что станет в разы меньше автомобилей, припаркованных в три ряда вокруг детских площадок.

Читайте нас в Facebook, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте!


Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Все авторы
Новости СМИ2


Киномеханика